Чалый (фантастика)

Пограничный звездолет Чалый, вздрагивая дюзами, неспешно пятился от созвездия Гончих Псов. Штукатурка на обшивке корабля отлетала уже неприлично большими кусками, иллюминаторы, наспех заклеенные вакуумным скотчем, дребезжали на поворотах.
- Нет, ты будешь меня слушаться, или нет?! - Не выдержал Илья. – Ты что, команды моей не слышал?
По правде, старый звездолет действительно не слышал команд своего молодого напарника. В динамиках давно свили гнезда корабельные крысы, а старые линии уже не проводили электричество с той скоростью, как это было в прежние времена.
Чалый почти три века находился на службе военно-космических сил. Вначале он был кораблем-разведчиком, участвовал в сражениях, убегал от невидимых лилиров, вместе с другими звездолетами побеждал армады Саура Аррада, проникал в тылы Чертовых Впадин, выведывал тайны Уиг, проводил диверсии во времена Великой Войны, распылял инсектициды на Планете Мышь. Были ранения, были поражения. Каждый успех и каждый удар оставлял свой след на корпусе и во внутренностях Чалого. Техники раз за разом выводили его из комы, возвращали к жизни. Многих напарников спас этот славный корабль. До сих пор где-то под слоем краски можно найти знаки признания – ордена, награды, звезды.
Самым тяжелым испытанием было время. Оно уносило тех, к кому он привыкал за эти годы – лучших друзей - напарников.
- Чалый!!! Старый идиот, ты слышишь меня, я тебе говорю?
Наконец, корабль ответил Илье:
- Илья, я прекрасно слышу тебя, ты чего раскричался?
Илья хотел было крикнуть что-то, но так и остался с открытым для возгласа ртом. Ну и наглость! Он тут горло надрывает, а машина еще издевается! Звездолет, похоже, окончательно впал в старческий маразм. Правда, как и все пожилые, Чалый предпочитал этого не замечать.
- Мой юный друг, - этого обращения Илья – пусть молодой, но все же – офицер, больше всего не переносил. – Крик это признак слабости. Помнится, когда мы со вторым моим напарником, Ли Ван Дер Ван Дер Ли убегали от невидимых лилиров, он было сорвался и….
- ЧАЛЫЙ!!! ТЫ МЕНЯ ЧТО, НЕ СЛЫШИШЬ, СТАРАЯ РАЗВАЛИНА?!!!
Илью трясло.
- Мне нужно от тебя немного. Просто давай долетим до базы и разгрузим, наконец, эти чертовы тюки! А то ты, понимаешь, все на этих Гончих Псов любуешься. Тебе не кажется, что если ты развернешься, мы полетим немножечко быстрее?
Молодой капитан служил на границе всего три месяца, и за это время чего только не наслушался от напарника, даже историю человечества со времен возникновения обезьян в версии корабля и его подружек – черных шишиг. А особенно подробно, – все приключения и битвы дряхлого корабля. Чалый продолжал жить старыми воспоминаниями, и никак не мог привыкнуть к роли обычной грузовой шлюпки, которая доставляет грузы на никому не нужные дальние пограничные дозоры.
Вот и сегодня они должны были доставить партию каких-то лекарств на Билли Би. Обычный рейс, обычная работа. Но посреди пути Чалому вдруг вздумалось развернуться на сто восемьдесят градусов.
- Чалый, ты можешь здраво объяснить свое поведение? – Начал понемногу успокаиваться Илья. – Друг, ну что с тобой? Опять анекдоты шишиг слушаешь?
Чалый не спешил с ответом. В динамиках раздался писк грызунов, небольшой крысеныш вылез из прогрызенного отверстия и прыгнул на приборную панель. Молодой капитан бросил ему немного печенья, предварительно посыпав подарок стрихнином.
- Илья, они очень красивые.
- Я бы не сказал. – Напарник, заглядевшись на крысеныша, который уже сгрыз печенье, и выплюнул стрихнин, не сразу вспомнил, что недавно задал вопрос звездолету. – Кто, ты говоришь, красивые?
- Гончие Псы. Это самые красивые звезды во Вселенной. Люблю смотреть на них. Я делал уже немало рейсов по данному маршруту, но каждый раз именно в этом месте останавливаюсь, чтобы немного ими полюбоваться.
Поскольку Чалый уже развернулся и летел с обычной для него далеко не световой не крейсерской скоростью, Илья откинулся на спинку кресла, положил ноги на приборную панель и расслабился. Крысенышу пришлось немного подвинуться, он сыто задремал рядом с каблуками капитана.
- Чалый, а почему именно здесь? Что особенного в этом месте?
- Здесь… здесь умер мой второй напарник, лейтенант Ли Ван Дер Ван Дер Ли. К сожалению, раны, которые он получил во время экспедиции в скопление Ось, делали свое дело. Ли Ван понимал, что жить ему осталось немного. Он велел остановиться и развернуться к Гончим Псам. Лейтенант сказал, что… он попросил меня привести сюда свою семью. Хотел, чтобы я передал им, что он просит прощения за то, что не вернулся домой, за то, что так и не свозил дочку к Гончим Псам, как обещал. Он….
Илье на секунду показалось, что у Чалого сорвался голос. Но это вряд ли. Звездолеты не умеют плакать.
- Он просил показать родным Гончих Псов и сказать, что он всегда будет с ними. Всякий раз, когда они будут смотреть на Псов, пусть вспоминают своего отца, который перед смертью смотрел на те же самые звезды.
Чалый раньше не рассказывал о том, как погиб его второй напарник. Илья встал и подошел к заднему экрану. Там сияли Гончие Псы.
- Наверное это тяжело, терять тех, к кому ты привык?
- Да…. Но я рад, что некоторых мне все же, удалось спасти… а может, они выжили вопреки моим стараниям.
Настроение вмиг изменилось. Шутка звездолета расслабила атмосферу. У Чалого было хорошее чувство юмора. Даже в трудный момент он умел сказать что-нибудь поддерживающее.
- Илья, тут шишиги новый анекдот рассказали. Про лобиян. Я тебе не рассказывал?
- Новенький? Нет.
- Поставили лобиянина за штурвал звездолета. А забрать забыли.
Илья улыбнулся. Тупость лобиян славилась на всю галактику. Сразу вспомнилось, как в учебке отряд лобиян вышел на старт марафона и как, в отличие от других участников, они бежали абсолютно прямо. Это на стадионе-то! Остановили их только на трибуне.
- А вот еще. Чем отличается лобиянин от чугунной болванки?
- Ну?
- С чугунной болванкой есть о чем поговорить.
- Ой, Чалый, хватит, у меня с тобой уже мышцы живота отказывают, - захохотал Илья.
- Илья, если мышцы откажут, ты вскрой динамики, там крысцы есть. Они не подведут.
- Ха-ха-ха!!!
За шутками-прибаутками пролетели большую часть пути.
В этот момент на тревожном экране связи замигал красный круг. Илья подбежал к пульту и открыл канал. На экране возникло лицо какого-то медика:
- Это звездолет Чалый?
- Да. Капитан Сидоров, слушаю вас.
- Мне сообщили, что вы везете груз лекарств на Билли Би. Это так?
- Информация верная. Партия препарата Дебеша.
Медик не смог сдержать радости, когда услышал название лекарственного средства.
- Препарат Дебеша? Отлично! Это даже лучше!
- А что, собственно говоря….
- Ой, простите, я же не объяснил. Меня зовут Ан Дрей. Я глава медицинской службы Зеленой Звезды.
- Зеленой Звезды? Но разве она находится рядом?
- Ближе, чем вы могли бы подумать. Я уже загружаю маршрут.
- Как это загружаете? У нас же есть приказ….
- Приказ уже другой. Я высылаю и подтверждение. Подтверждение об изменении маршрута. Дело в том, что у нас пятилетний мальчик при смерти. Произошла разгерметизация скафандра. Он пять часов провел в местной атмосфере. Без этого препарата ему не выжить. Ваше начальство подтвердило изменение маршрута.
Илья человек военный, поэтому изменение маршрута воспринял хорошо.
- Понятно, летим к вам.
Но, похоже, медик хотел еще что-то сказать.
- Знаете, мальчику осталось совсем немного. У вас всего двадцать часов…. Очень важно не опоздать…. Там, в маршруте… ну вы поймете. Короче, нам очень важно, чтобы лекарства пришли как можно раньше, но заставлять мы вас не можем и не будем. До связи.
Экран связи потух.
Илья некоторое время помолчал. Непонятно, почему медик вел себя так странно. Понятно же, что надо успеть быстрее! Впрочем, не менее интересна была сама цель назначения. Координаты легендарной Зеленой Звезды знали немногие. Говорят, там работают самые талантливые ученые планеты Земля. У Зеленой Звезды какие-то особые свойства, благодаря которым удается ставить уникальные эксперименты. Плюс, как слышал Илья, там очень красивые пейзажи, которые почему-то помогают ученым особым образом сосредоточиться в работе над проектами.
- Илья, - позвал напарника корабль.
- Да?
- Похоже, у нас проблемы
Чалый вывел на мониторы координаты Зеленой Звезды и модель окружающего пространства.
- Ну, теперь все понятно, - прозрел Илья.
Как оказалось, Зеленая Звезда была окружена очень плотными сферами – скоплениями астероидов, звездной пыли, газа и метеоритов. В каждой сфере было всего по одному проходу для кораблей. Видимо, их проделали специально предыдущие экспедиции. Сферы вращались независимо друг от друга, раскидав проходы по достаточно большой территории. Таким образом, чтобы проникнуть к центру звездной системы, требовалось очень и очень много времени. А времени у них как раз и не было.
- Теперь понятно, почему никто никогда не видел Зеленую Звезду со стороны.
- Да, - согласился Чалый. – Теперь понятно. Вот, значит, о чем говорили шишиги: "Есть звезды, которые не видны со стороны, их можно увидеть лишь приблизившись к их сердцу".
Илья напряженно всматривался в схему пролета к системе и никак не мог понять, что можно сделать. Если бы у них был боевой корабль….
- Ну-ка, ну-ка… Чалый, ты ведь воевал?
- Да, было такое. Я, конечно, не боевой звездолетоносец, но кое-что могу.
- То есть, ты хочешь сказать, что кое-какое оружьице у тебя осталось?
- Илья, ну неужели ты думаешь, что я не припрятал от инспекторов пару-тройку пушечек. Помниться, Ли Ван Дер Ван Дер Ли говорил….
- Быстро устанавливай пушки! Будем прорываться!
Началась привычная, хоть и несколько подзабытая процедура. Чалый устанавливал пушки, Илья заряжал энергетические батареи. Оба занимались своими делами молча, никто не говорил о том, о чем думал. Каждый знал, что пушки не решат все проблемы, и что осколки вполне могут стать серьезной опасностью для технического состояния Чалого. А может и для их жизни.
Оставалось еще несколько часов до приближения к Зеленой Звезде.
Илья немного нервничал. Как-никак, это первое серьезное задание в его жизни. Надо было как-то отвлечься.
- Чалый, что там говорят шишиги?
- Все как всегда. Немного сплетен, немного новостей, немного философских размышлений и много анекдотов.
- Философские размышления? Вот уж не ожидал.
Звездолет возражать не стал. О шишигах до сих пор было мало что известно. Знали, что живут они исключительно в черных дырах, и что слышать их могут только разумные машины. Многочисленные попытки человечества установить контакт оказались безуспешными. А вот шишиги, похоже, знали все обо всех. Эдакие вселенские сплетницы-старушки.
- Илья, кстати, а ты когда в отпуск?
- Что значит "к стати"? Чего это ты об отпуске заговорил? Уже распрощаться не терпится? Не дождешься!
- Да нет, я буду скучать. Чем займешься?
- Сынишку навещу. Я тут поднакопил немного. Хочу ему сверхсветовую шлюпку Ка 275 подарить.
- Ух, ты! Дорогая игрушка.
- Ничего, я с сыном не так часто вижусь. Можно его и побаловать. Ему все-таки юбилей, десять лет.
- Покажешь фотографию?
- Опять? Чалый, ну сколько можно? У тебя же в памяти хранится все.
Чалый не унимался.
- Я живьем люблю смотреть. Электронная память – это не то. Настоящая, чуть помятая фотография – вот что ценно.
- Тут я спорить не буду.
Илья протер запылившийся глазок камеры и поднес к ней фото сына.
- Слушай, копия ты.
- Да нет, ты просто моей жены не видел. Он на нее больше похож.
- А мне кажется, что на тебя.
Илья убрал фотографию в карман.
- Странный ты звездолет, Чалый, я таких раньше не встречал.
- Таких развалин?
- Да ладно тебе, шутишь все.
Молодой офицер бросил взгляд на пульт. Сферы уже стали видны на поцарапанных экранах. Фантастическое зрелище предстало перед человеком и звездолетом. Невероятно красивый зеленоватый шар с еле-еле пробивающимся светом. Такой издалека и не заметишь, только если окажешься рядом.
- Ну, - вздохнул Илья. – Пора!
- Ни пуха, ни пера!
- К черту!
Крысеныш, словно почувствовав, что начинается серьезная работа, спрятался в гнезде.
Первый слой прошли без происшествий. Пушки успешно расчистили дорогу, осколки пока задевали корпус только по касательной. Дальше следовал газовый слой. Чалый выключил двигатели, так как не был уверен в свойствах газа, - могло и полыхнуть. На следующем слое им повезло, – проход меж астероидов оказался прямо перед ними.
- Чалый, да ты в рубашке родился!
- Если ты так о той штукатурке, что меня покрывает, отозвался, то не могу назвать ее рубашкой, а твои слова - комплиментом.
- Молчи, язва.
Прошли еще три слоя.
- Илья, похоже, начались проблемы, - предупредил Чалый.
- В чем дело, напарник?
- Зарядов больше нет.
Илья проверил датчики. Действительно, заряды кончились.
- Чалый, мы должны что-то придумать. Там погибает парнишка. Возможно, такой же, как мой сын. Мы должны что-то придумать, друг.
Еще несколько слоев висели перед ними. Плотная завеса, двери, которые никак не хотели открываться.
- Я знаю, что делать, Илья. Но это опасно.
- Давай, не тяни.
- Я могу развернуться и двигаться соплами вперед.
- Но ведь….
По традиции сопла кораблей были менее защищены от механических повреждений. С одной стороны – пламя из них могло бы разогнать, и даже расплавить, метеоры, ставшие на пути, но попадание хотя бы одного из них в топливный бак грозило взрывом.
На раздумья времени оставалось немного.
- Отстрели прощальную капсулу.
От корабля отошла информационная капсула с данными о корабле, экипаже, с последним посланием семье.
- Чалый, давай!
И корабль и человек знали, на какой сумасшедший риск они шли. Но им помогало понимание того, что от их действий зависит жизнь чьего-то ребенка.
Чалый набирал скорость, перед слоем переворачивался на сто восемьдесят градусов и врубал сопла. Пламя разгоняло метеориты, превращая часть из них в газ. Благодаря набранной скорости звездолет не успевал затормозить и пролетал слой за слоем.
Часть камней все-таки попадала внутрь корабля, пробивая обшивку. Но повреждения пока не носили критический характер.
- Чалый давай, дружище, давай, - подбадривал Илья, хотя ему поддержка была нужна не меньше, чем кораблю.
Наконец, последний – самый тяжелый слой с самыми большими метеорами.
- Мне их не разогнать дюзами, капитан.
- Вижу, Чалый, вижу, - Илья лихорадочно искал выход из ситуации. – Слушай, мы должны лететь прямо.
Чалому не надо было повторять дважды. Шансов пройти через последний слой почти не было. Но и стоять они не могли. Оставался один час.
- Чалый, закрой глаза, - пошутил напоследок Илья.
Если бы Чалый мог зажмурить глаза, он бы это сделал. Метеоры, один больше другого, проносились мимо, едва-едва не задевая корпус. Пару раз сильно тряхнуло, – особо большие камни попали-таки в Чалого.
- Еще немного, друг, совсем чуточку!
Звездолет буквально протискивался меж темных громадин. Наконец, впереди забрезжил просвет. Чалый рванул в открывшийся проход. Корабль не заметил, что слева надвигался многотонный колосс.
Резкий удар швырнул Илью на пол. Человек потерял сознание.
- Ну, очнулись? – Улыбающийся Ан Дрей колдовал над лицом Ильи. – У вас дивный корабль!
- Как мальчик? – Илья не узнавал своего голоса. – И что с моим голосом.
Доктор покачал головой:
- Не слишком ли много вопросов для человека, который еще день назад валялся почти без головы? Не беспокойтесь, с мальчиком все в порядке. Чалый доставил груз. Потрясающий корабль! Еще на подлете к планете он успел передать нам точный диагноз, описал положение вашего тела в кабине. Это все очень помогло спасателям. Они смогли быстро и аккуратно вскрыть корпус и достать вас.
Доктор сделал паузу:
- Это спасло вам жизнь, капитан.
Спасать жизни. Сколько жизней он успел спасти? Чалый уже не помнил. А Зеленая Звезда действительно прекрасна! Помимо бирюзового неба днем, ночью можно было увидеть неповторимые переливы вместо обычных звезд. Это сияние звезды преломлялось и отражалось на сферах, скрывавших красавицу от посторонних взоров.
- Ну что, Чалый, завтра на покой! Ты готов?
Чалый вернулся с небес на землю. Техник определенно ждал ответа. Если уж техник задает такой вопрос, значит, дело действительно худо обстоит. Что ж, когда-нибудь это должно было произойти. Даже у разумных машин возникает день, когда они должны уйти в безмолвие.
- Тебя как зовут-то?
- Техник меня зовут, все зовут меня Техник.
- Там внутри крысы гнездо организовали. Ты их, пожалуйста, не отправляй на переплавку вместе со мной. И не трави, если можно.
- Ладно. Нет проблем. У меня знакомый в зоомагазине работает.
- Спасибо, Техник. Слушай, не обижайся, можно я немножко побуду один?
Технику два раза повторять было не надо. Чалый остался на ремонтной площадке в полном одиночестве.
Вот и все. Шишиги шептали какие-то скабрезные анекдоты про юанок, но Чалому было не до них. Сегодня хотелось тишины. Завтра утром все закончится. Хорошо, что все пришло к финалу именно здесь – в сердце Зеленой Звезды.
Всю ночь корабль смотрел на сияние сфер. Цветные блики играли на корпусе Чалого, словно солнечные зайчики, отраженные от воды. Крысы внутри, предчувствуя настроение звездолета, не копошились и не пищали. Это была последняя ночь. Чалый провел ее в полной тишине.
А поутру техники зажгли печь, погрузили корабль на конвейер и направили на переплавку. И тут….
- Стойте! Вырубайте все!
Чалый направил камеры на вход площадки. К конвейеру бежал Илья.
- Вырубайте печь!
Техники, пока еще ничего не понимая, остановили конвейер и заглушили пламя. Илья, с еще забинтованной шеей, все никак не мог отдышаться. Техники недоуменно переглядывались.
Чалый прервал молчание.
- Илья, ты чего? Вещи забыл забрать?
- Молчи, старая развалина. Дай отдышаться. Ишь, в печь он надумал.
Илья протянул техникам документ о владении кораблем.
- Я тебя выкупил, Чалый.
Чалый не мог понять, что к чему.
- И откуда денежки? Кого ограбил?
- Ну, я подумал, что шлюпка для сына подождет. Мне показалось, что старый залатанный маразматик ему больше понравится.
Чалый впервые в своей жизни не нашелся, что сказать в ответ. Илья подошел ближе и прислонился к теплой обшивке друга. Есть моменты в жизни, когда слова не нужны.
Корабль и человек молча стояли рядом, под непривычным светом сфер.
Зеленая Звезда переливалась всеми цветами радуги. Спасенный мальчик уже пошел в школу, вселенная занималась своими делами, а неугомонные шишиги обсуждали друг с другом простую историю о двух необычных друзьях.…

18.03.02 - 08.04.02

  • нет
  • avatar Kozyrev
  • 0
  • 290

0 комментариев

Оставить комментарий