Мыш лабораторный. Опыт 13: Центрифуга (юмор)

МЫШ ЛАБОРАТОРНЫЙ

Примечание редактора: Воспоминания героя даны в отрывочном формате, некоторые особо жестокие опыты мы не решились опубликовывать.

Опыт 13: Центрифуга

Примечание редактора: Из данного воспоминания по этическим соображениям вычеркнуты подробности эпизода с взрывчаткой.

Я здесь всего третий день, но надо мной уже успели провести кучу экспериментов: кормили подозрительной колбасой, вращали на центрифуге, опять кормили колбасой и снова вращали на центрифуге, - удивляюсь, как я остался в живых. Но ребятам пришлось много хуже моего: Шон из пятой камеры до сих пор не может прийти в себя, ему делают искусственное дыхание, Диззи из восемьдесят шестой еще заикается, а Тристан из первой не ест ничего, кроме кошек.
Нам сказали, что мы будем помогать бороться с болезнями, что мы поможем спасению жизней многих людей, на самом же деле вокруг нас сплошные садисты в белых халатах, которые ради очередного научного звания готовы до седьмого пота гонять нас в запутанных лабиринтах и вертеть на центрифуге.
Вот и сейчас – один из них приближается ко мне с азартным выражением лица. Только не на центрифугу!!!
На 12282-м повороте вдруг понимаю, что мне это начинает нравиться. Оказывается, такие интересные стены в камере центрифуги!
Слышал, что всех обычно кормят только после эксперимента, почему же меня - до? Мельком услышал, что проверяется состав колбасы для летчиков МИГов, которые должны уметь перекусывать прямо в полете. Тогда понятно.
Наконец, меня выпускают из адской карусели. Ловлю себя на мысли, что мне не хочется оттуда уходить. Здесь по крайней мере никто меня не трогает. Рвусь обратно в камеру, но мне заламывают лапы, валят на пол и запихивают в ненавистную клеть. Кричу, отбиваюсь хвостом, но моя истерика никого не впечатляет.
Диззи все еще заикается. Я предложил ей поменьше говорить. Через час Диззи поблагодарила меня, заметив, что почти совсем перестала заикаться. Шон пришел в себя и тут же вышел.
Наступила ночь. Ночью нас обычно бьют током, но в этот раз, к счастью, током не били, - нас взрывали. Люди в белом называют это естественным отбором. Я, конечно, понимаю, что человек произошел от обезьяны, но мы – мыши – тут при чем?
Наступило утро. Почему-то меня не зовут в центрифугу. Я грызу прутья клетки, пытаюсь протиснуться в несправедливо узкое отверстие. Ученые с интересом наблюдают за мной, что-то записывают.
- На центрифугу хочет, - заметил один.
- Наверное, что-то не так с колбасой, - предположил второй.
Идиоты, что они знают о центрифуге?
Всю ночь не спал, мне хотелось снова совершить 12282 поворота.
Днем уснул, снился хороший сон. Мне казалось, что ученые опять принесли меня во вращающую машину.
На полу нацарапал изображение кабинки аппарата, сижу теперь только в ее силуэте. Лаборанты заменили пол. Я опять нацарапал изображение центрифуги. Они опять сменили пол, но дали мне листы бумаги и краски. После того, как я нарисовал их машину в трехмерной проекции они решили запретить выпуск колбасы.
Полчаса мне промывали желудок. Водопроводный шланг запихивали прямо в пасть. Садисты! На пятидесятом литре мне стало легче.
Центрифуга, почему-то, больше не снилась.
А жаль, мне будет ее не хватать.

12.11.02


  • нет
  • avatar Kozyrev
  • 0
  • 322

0 комментариев

Оставить комментарий