НЕПРАВИЛЬНЫЙ ТРОЛЛЬ 3 глава: Побег

НЕПРАВИЛЬНЫЙ ТРОЛЛЬ

3 глава
Побег

Мракда заснула довольно быстро, молодой тролль мог остаться наедине со своими переживаниями. Разумеется, не совсем наедине.
- Не переживай, - послышался голос пленницы.
Грезд понял, что перепалку с Мракдой слышал не только он.
- Ты все слышала?
Девушка улыбнулась.
- Разговор троллей трудно не услышать. Сказано: "Когда говорит горный тролль, даже львы умолкают".
Пришло время улыбке появиться на лице Грезда.
- Это кто сказал?
- Это люди говорят, про троллей много поговорок есть.
- Например?
- Не знаю, вспомню ли все. "Что войску ужин, то троллю – закуска", "к спящему троллю и дракон подкрадется", "горный тролль живет долго, но плохо", ну и моя любимая - "молот тролля все разобьет".
- Хорошо замечено, - удивился Грезд. – Пожалуй, я даже и представить себе не мог, как много о нас знают люди…. Тебя как зовут?
- Эрлин. А тебя - Грезд?
- Угадала, - Грезд осмотрелся по сторонам. – Вроде все спокойно. Ну, бежим?
Эрлин с нескрываемым удивлением взглянула на Грезда.
- Определенно, люди очень мало знают о троллях. По крайней мере….
- Слушай, - перебил ее тролль. – Давай по дороге все рассказывай, а то мне днем ведь нельзя, а без меня ты от моих родичей не оторвешься.
Грезд схватил пленницу за ворот и взгромоздил себе на плечи.
- Бежим!
- Погоди! – Остановила она тролля. – А как же они?
Овцы, казалось, понимали, что происходит, но и в их глазах читалась надежда на путь иной, чем путь в котел. Грезд что-то пробурчал про лишнюю трату времени, но овец вытащил, добавив:
- Только чтоб тихо… и сами о себе позаботьтесь!
Овцы радостно закивали головами и разбежались по сторонам. Грезд же пустился в дорогу.
Верхом на тролле скакать по горам – не самое лучшее развлечение в жизни, но Эрлин не обращала внимания на это, оно просто была рада, что появился шанс на спасение. Грезд бежал той же дорогой, какой недавно вели пленников его родители. Только этот путь гарантировал возможность днем прятаться от солнца. К счастью, Сверкху и Мракде тоже надо было бы делать привалы, поэтому Грезд искренне надеялся на то, что удастся отойти достаточно далеко и спасти Эрлин. А что будет потом… об этом он пока старался не думать.
Девушка постепенно привыкла к такому необычному способу перемещения, поняла, как держаться на плечах гиганта, и могла уже наблюдать собственно за тем, как двигается тролль. Удивительным для нее было то, что Грезд – такой огромный – с легкостью продвигался по тонким тропам, взбирался на крутые склоны, перепрыгивал с уступа на уступ, словно был горной козой, а не горным троллем. В голове не увязывались большой размер спасителя и расчетливая точность движений. Люди считали троллей неповоротливыми. Видимо, тролли и были такими, но только на равнине, в горах по скорости передвижения с ними могли соперничать немногие.
По горам разнесся яростный рык, от которого девушка вздрогнула и плотнее прижалась к Грезду.
- Плохо. Очень плохо, - на бегу сказал молодой тролль. – Мракда проснулась. Мы слишком мало прошли.
Криков больше не было слышно, но и тролль и пленница понимали, что тишина эта обманчива, - Сверкх и Мракда наверняка устремились за ними. Девушка, привыкшая за время своего пленения спать днем и бодрствовать ночью, начала видеть в темноте достаточно хорошо, поэтому, оглянувшись, она смогла заметить две фигуры, на мгновение появившиеся за дальним склоном. Они с Грездом были там всего час назад.
- Они в часе пути.
- Знаю, - стараясь говорить тихо, ответил Грезд. – Но они двигаются в горах куда лучше моего и могут нас скоро настигнуть.
- Но ведь Сверкх ранен?
- О том и речь. Он очень раздражен. И вообще, помолчала бы, не до тебя сейчас.
Эрлин захотела было обидеться, но потом сообразила, что Грезд прав – ему не стоит сейчас отвлекаться. Слишком много сейчас зависело от тролля.
Один склон менял склон второй, а конца ущелью все не было видно. Звезды на небе уже потихоньку тускнели, скоро должно было появиться солнце. Беспокоившаяся за себя, пленница встревожилась и за Грезда.
- Грезд, тебе надо срочно найти пещеру.
- Еще есть время, - упрямился тролль. – Нам надо оторваться от них.
Девушка с отчаянием посмотрела на горизонт. Кажется, что светило скоро взглянет на них.
- Грезд, быстрее же! Я тебя умоляю! Они точно уже спрятались. Какой толк убегать, если солнце превратит тебя в каменную глыбу!
В конце концов, тревога пленницы и светлевшее небо уговорили Грезда остановить бегство и поискать укромное место. Оно быстро предстало перед беглецами в виде небольшой вертикальной расселины в скале. Не мешкая, тролль пустил вперед девушку и тут же сам спрятался в темноте. Снаружи уже сияло солнце.
- Грезд, все-таки по поводу твоей башки Мракда была права. У тебя с мозгами не все в порядке. Ты что – в камень захотел обратиться?
Грезд чувствовал себя виноватым за то, что заставил пленницу волноваться.
- Да ладно, все обошлось, - успокаивающе произнес он. – Видишь, я вполне живой.
Видимо, в качестве доказательства своей жизни Грезд взял в руки камень и сжал кулак. Раздался хруст, и сквозь пальцы посыпалась каменная крошка. Эрлин, еще немного раздраженная безрассудным поведением тролля, села у входа. Тролль не знал, как себя вести с огорченными невестами короля, похищенными Сверкхом и вытащенными из плена, поэтому Грезд просто уснул.
Заслышав храп спасителя, девушка чуть не ударила тролля – настолько ей показалось наглым такое поведение. Она, понимаешь, переживает, волнуется, а тролль взял и уснул! Ну, где это видано такое? Ручки Эрлин невольно сжались в кулачки, разбитая губа задрожала от гнева, но, поскольку никто этой вспышки негодования видеть все равно не мог, бывшей пленнице пришлось просто топнуть ножкой и прилечь у входа. Сон наваливался и на нее.
Ни девушка, ни тролль не видели светила, быстро перебегавшего небосвод, не слышали пение утренних пташек, не доносилось до них и недовольного ворчания Сверкха, сидевшего в похожей расщелине на пару с Мракдой и мечтавшего поскорее повидать своего отпрыска.
Беглецы проснулись незадолго до заката. Эрлин могла еще некоторое время полюбоваться заходящим солнцем.
- Я, кажется, начинаю привыкать к темноте, - в голосе Эрлин послышалась грусть. – Уже соскучилась по дому, по солнцу, по маме.
Грезд прятался в глубине расселины, но и оттуда он видел стройный профиль девушки, высвеченный красневшим светилом. Челка белых волос не скрывала тоски в уставших от долго плена глазах.
- Ты грустишь оттого, что давно не видела света, - сказал Грезд. – А я грущу оттого, что никогда его не видел. Я знаю о солнце только то, что рассказывала мне Мракда, или что слышал от пленников, иногда попадавших в руки моего отца. Мне доводилось видеть только маленькие его осколки, рассыпанные ночью надо мной. Свет приходил ко мне в виде светлячков, круживших весной по ущелью, в виде костра, разожженного путниками. Но никогда я не видел того, что видела ты. Я родился троллем.
Эрлин взглянула в темноту.
- Хочешь, я расскажу тебе о солнце, тролль?
Конечно же, Грезд хотел.
- Солнце – это первое, что я вижу, вставая с утра, - начала девушка свой рассказ. – Оно предстает лиловым шаром, поднимается выше и выше, желтеет, превращаясь постепенно в ослепительно белое чудо. Солнце согревает, оно заставляет распускаться цветы, под его нежными лучами становятся котятами даже грозные львы, они подставляют свету пузо и довольно щурят глаза. Птицы, расправив крылья, каждое утро встречают его восход. Фениксы, говорят, взлетают в самую высь, дотрагиваясь до солнечной короны; они единственные, кто могут смотреть на солнце, не отворачиваясь, и они одни лишь, кто может видеть солнечный венец без помощи луны. Да, раз в год бывает, что солнце надевает маску – ночное светило заслоняет его от нас, но только для того, чтобы мы увидели королевское величие жаркого правителя неба, могли насладиться зрелищем его сияющей короны.
Спутник девушки открыл глаза, которые он закрыл во время рассказа для того, чтобы легче было представлять то, о чем говорила Эрлин.
- Мы очень разные, тролль, мы очень разные. Тебя убивает свет, меня – темнота. Ты превращаешься в камень, едва на тебя падет луч, я же стану каменной, если лишить меня счастья видеть рассветы и закаты. Но есть в тебе что-то необычное, Грезд. И ты знаешь, я немного боюсь за тебя.
- Боишься? – Удивился тролль.
- Ты ведь не сможешь вернуться к своим, - заметила девушка.
Грезд подвинулся ближе.
- Но я и не хотел возвращаться, я попробую жить среди вас – среди людей. Я так много слышал о людях! Среди вас много поэтов, художников, музыкантов! А рыцари, благородные, честные! Я хотел бы жить среди вас.
Эрлин посерьезнела.
- Грезд, ты не понимаешь. Среди людей есть разные… типы. Не все из нас хороши. Есть злость, есть ненависть, мы так же, как и вы убиваем друг друга….
- Убываете? – Не поверил молодой тролль. – Но вы же не орки или тролли!!! Вы же – люди.
Девушка не знала, что сказать в ответ. Тролль был прав, люди не могли, не должны были поступать так, но….
- Да, Грезд, мы – люди. И именно поэтому я очень боюсь за тебя. Понимаешь, многие в нашем селении могут не понять, они могут испугаться… я не знаю… тебе, наверное, не стоит идти к нам. Вначале я больше переживала за себя. Боялась, что нас нагонят, потом думала о том, что ты приведешь с собой троллей и мои родичи пострадают. Впрочем, там сейчас наверняка уже королевские войска, меня наверняка ищут…. А потом, - Эрлин посмотрела прямо в глаза Грезду, и сердце тролля сжалось от этого взгляда, сжалось в маленький комочек, готовый разорваться от легкого прикосновения. – А потом я подумала о тебе. Тебя убьют, Грезд, ты понимаешь это?
Тролль не отвечал. Кажется, солнце село гораздо быстрее, чем он рассчитывал.
- Ну что ты молчишь? – Эрлин подскочила к гиганту и толкнула его в бок. – Тебе нельзя к нам! Тебе нельзя!
Грезд молча взял ее за воротник, посадил на спину и побежал. Надо было обогнать родителей. Глаза Эрлин были мокрыми от слез, соленые капельки стекали на мощную шею тролля и терялись внизу, среди черных чешуек. Только сейчас девушка осознала, чем рисковал ее спаситель, - жизнью.
Гора за горой, куча за кручей, тропка за тропкой. Безмолвная, упорная погоня одних и не менее упорное бегство других.
Тролль практически на бегу срывал кусты с жесткими ягодами, так заглушали голод. Силы убывали у обоих. Эрлин стерла в кровь пальцы, которыми приходилось держаться за покрытую жесткой чешуей шею молодого тролля, но сама старалась не жаловаться. Грезду было намного тяжелей. К концу второй ночи он все чаще спотыкался. Один раз даже чуть не сорвался в пропасть – помогла горная роза, за которую он успел ухватиться. Это прочное растение, цепко вонзающееся в недра горы своими корнями, было бы трудно вырвать из скал. Говорят, что сорвать его никому еще не удавалось, так что ветви розы спасли тролля от неминуемой гибели.
Девушка заметила, что Грезд начал тяжело дышать. Он перешел на шаг, а потом остановился.
- Что-то случилось? – Спросила Эрлин. – Тебе плохо?
- Нет, так мы от них не оторвемся. Мне кажется, они скоро нас догонят.
Эрлин оглянулась назад. Сзади никого не было видно, но она понимала, что преследователи вряд ли далеко.
- И что же мы будем делать? – Девушка стало страшно.
Она понимала, что тролль долго так бежать уже не сможет, но и встреча со Сверкхом страшила ее.
- Может, ты пойдешь вперед, а я их задержу? – Грезд понимал, что это не выход.
- Они все одно найдут меня, ты это и сам знаешь.
Внезапно тролль хлопнул себя по лбу и радостно заплясал.
- Как же я сразу не догадался!
- Ты о чем? – Эрлин с тревогой смотрела на товарища по несчастью. – Что там тебе в голову пришло?
Гигант обернулся и с радостным лицом (радостный тролль, это еще то зрелище!) изрек:
- Дракон!
Девушка вздрогнула.
- Где дракон? Какой еще дракон?
Тролль, как уже повелось, без церемоний забросил девушку на себя и полез прямо на гору.
- Эй, громадина, ты так и будешь все время без объяснений меня за шкирку….
- Большой дракон, черный дракон, который живет на Среднем перевале. А мы как раз туда и идем. Мракда со Сверкхом вряд ли пойдут за нами, им придется идти окружным путем, а мы, тем временем, сильно сократим дорогу.
- Ну, если мы действительно идем к дракону, то дорога и впрямь может сократиться! – В отчаянии воскликнула Эрлин. – Уж лучше вернуться в плен к Сверкху!
Но Грезд не обращал внимания на причитания капризной красавицы, он знал, что дракон, конечно, опасное животное, но и мимо него можно пройти незаметно, если постараться.
Кажется, план Грезда сработал, в том смысле, что силуэты Мракды и Сверкха больше не появлялись на границе гор и звездного неба. Видимо, они и правда пошли в обход. Понемногу Эрлин перестала думать о тех, кто позади, и переключилась на того, кто ждал их впереди. Они вступили во владения дракона. Оплавившиеся камни, запах серы, отсутствие зелени, - все говорило о том, что огнедышащий хозяин находится неподалеку. И тролль и человек невольно перешли на шепот.
- Сейчас главное пройти незаметно, - еле слышно проговорил Грезд. - У драконов потрясающее чутье. Очень важно, чтобы ты не боялась, их буквально тянет на тех, кто боится.
Лучше бы тролль не говорил про страх, так как Эрлин начала следить за собой, испугана она или нет, и начала бояться того, что может начать бояться. Девушка вздрагивала от каждого подозрительного выступа, и за каждым валуном ей чудилась голова чудовища. Тролль изначально меньше боялся подобных встреч, поэтому шел спокойно, просто стараясь поменьше шуметь.
Дракона нигде не было видно, а небо снова начало светлеть. Уже без понуканий спутницы Грезд нашел подходящую пещеру и скрылся там задолго до того, как лучи стали волновать Эрлин.
- Что-то не видно твоего дракона, - проговорила в полголоса Эрлин. – Как же ты меня напугал.
- А как вы меня напугали, шкажу я вам! – Раздался голос сзади.
  • нет
  • avatar Kozyrev
  • 0
  • 281

0 комментариев

Оставить комментарий