Грозы кончаются

Когда был град, ослик всегда прятался. Больно было!
В тот град он тоже спрятался, но вдруг подумал: «Да, я сижу в домике и мне не больно, но домику ведь больно. Надо его спрятать.»
Ослик полез на крышу и закрыл домик зонтиком. — Всё хорошо! — сказал он. — Но вдруг опять подумал: «Теперь мне не больно, домику не больно, но зонтику, наверное, больно. Как же быть?».
— Глупый ослик, — заворчал медвежонок, — всех от града никогда не спрячешь. Кому-нибудь да будет больно.
— Если так, — сказал ослик, — пусть будет больно мне. И он сделал над зонтиком крышу и стал по ней бегать — защищать её от града.
Наконец град кончился.
Медвежонок пожал ослику ушко и сказал: — Ты очень добрый… — Что ты, Что ты! — замахал на него ослик ушами. -Просто я очень жалкий ослик, мне всех жалко.
(Г.Цыферов)

********
Кто-то в подвал, значит, тот, кто на крыше — с погодой один на один.
Небо на саблях, окно не там ищешь; сомненья с Востока найди.
Западной хмари в репьях-аппетитах — не страшна брехливая прыть;
Просто, поскольку мы на копытах, — пёсиков не замирить.
Кто — за рубеж, под кремли — хорошо там; кто остаётся — беднеть.
Грозы кончаются — перерасчётом, а слабому — швом по спине.
Горки вприпляс, расплескавшейся ночи — трассы в глазницах чернот.
Следом за нами, в Сторону Отчеств — град шебутной повернёт.
Не до чаёв с недомолвками с Мишкой; жалкому — время не то…
Грозы кончаются — мокрой одышкой, радугой на шесть цветов.
Чтоб даже домикам не было больно — нам, осликам, нужен свой ГРАД;
То ли с соседней земли, с неба что ли — снаряды чужие летят.
Нас не становится меньше в фуражках, с каждой пустяшной весной;
Счётчик терпения — километраж как — внахлёстку по карте больной
Летним беседкам, песням отпетым — хочется верить — прошло:
Грозы окончатся пряным букетом — башен, зубцов, куполов.
Павшие глыбы — сытые рыбы, Весельчаки без чеки…
Всякой грозой, ради нас стать могли бы
добрыми — Грузовички,
сильными — Грузовички,
жалкими — Грузовички!

6 комментариев

avatar
во второй строке фраза «сомненья с Востока найди» очень неудачна; после неё дальше даже читать желания нет, но если продолжить, то начинаешь реально офигевать от крутизны автора (без дураков)
к чему это я? к тому, что вторую строку надо поправить (иначе недоразуменное удивление странноватым послевкусием наводит на сомнительные мысли)
третья и четвертые строки хуже, чем неудачны
и я понимаю, что первым катреном автор хотел выразить благодарность Цыферову
но это зря
ибо если первые четыре строки выкинуть (пусть эпиграф — несмотря на свой объём (который, на самом деле настораживает) и останется, раз автору так уж этого желается), то стих получится наиотменнейший
как-то так
avatar
Простите, я не понимаю, о чём Вы. Я не в полном восторге от этого своего творения, но полагаю, что все строки — особенно в начале — по делу вполне.
Вообще, сомненья с Востока этот текст определяют, определяют его разочарованное настроение.
avatar
град прописными не нужен
(а грузовички — это поклон Слепакову? угадал?)
avatar
Это поклон «Северному ветру». С творчеством Слепакова я недостаточно знаком.
avatar
кстати, выше подразумевался антон, а не семен
avatar
Ооо, а этот засветился в истории с Донбассом?
Здравствуйте!

Оставить комментарий