день.

Он как улитка прячется в свой дом,
и не понять – он больше или меньше,
чем этот сад, калитка, старый двор…
последний день – длинней
всей прочей жизни?..

Как все переменилось здесь теперь –
любовь-прощение, застолья и загулы…
другие девочки стучатся в нашу дверь,
другие мальчики теперь в подъезде курят.

Когда-нибудь нас словом помянут
не из казенных обязательств… или,
не по привычке сплюнув смачно в грязь,
ведь мы когда-то тоже “жили-были”.

И хрена ли поймешь, кто прав теперь,
и что там чёт, и что там было нечет,
кому-то смокингов и пальмовых ветвей,
кому-то просто не хватало песен…

Булгаковская старая Москва
тень тушью навела и тихо спит в постели,
а город атакует “лимита” – нет,
не Чайковские, не Чеховы – в эфире
звучат теперь другие голоса –
“рулит попса”, Вертинского забыли,
и хочется тихонечко сказать:
Они когда-то тоже “жили-были”...
  • нет
  • avatar Masha
  • 0
  • 324

0 комментариев

Оставить комментарий