Давиду

Я больше не ищу в тебе примет,
Я больше не играю с небесами,
Угадывая контуры планет
И нимбов над твоими волосами,
Над теплыми и светлыми, как сон,
Я больше не нащупываю лавра,
Я больше не служанка, не гарсон,
Плутающий в ущельях Минотавра,
Готовый все постигнуть, все принять,
Всему найти сюжет и оправданье,
И им заворожиться, и отдать
Себя крупицей дани невозвратной
Твоим неугасимым алтарям,
Тоскуя, сколь же мало этой жертвы -
Так тесен рай небесным сыновьям,
Так жизнь мала тому, кто наг и мертвен, -
Что ж значить я могу для этих стен!.
Теперь я знаю, что могу я значить
Я больше не паломник, не Тесей,
Не щен, не раб, не смеющий означить
Свои на камне встречном имена,
И не искатель выхода простого,
Жестокий и не вдумчивый, но я
Священник, жрец, орленка молодого
Дымящеюся кровью поутру
Над чашей откупающий сомненье,
И долгих мантр божественных игру,
И зорких глаз невольное плененье
Блистающим треножником твоим,
Во тьме ущелий кровью орошенным -
Отверзнувшимся сердцем, лишь двоим
Являющем себя и посвященным -
Тебе, его властителю, и мне,
Творцу его, хранителю и богу
(в нечаянно случившейся зиме
Нашедшему опять свою дорогу,
Однажды проложенную к теплу,
И ныне занесенную снегами,
Смешавшую желанье и золу
Под медленными чуткими шагами,
Звенящими вдали твоих пещер,
Куда в последний раз я возвращаюсь,
Узнав последний смысл твоих вещей,
Чтоб им шепнуть, что с миром я прощаюсь,
Что есть служенье выше суеты,
Что есть служенье выше поклоненья,
Но нет творенья выше теплоты
И нет творенья выше откровенья,
И нет значенья выше просто быть,
Когда к тебе из бездны призывают,
И нет значенья выше, чем любить,
Когда к тебе молитвы обращают,
И нету у меня иных дорог,
Чем та, что привела меня остаться
На некогда возлюбленный порог
С которым никогда мне не расстаться )

....................... ................... . ..
............ .... ........ ..... . .. ....... .....
не верь моим словам! я дерзкий раб
Я мысль твоя, вознесшаяся выше
Дозволенного кончику пера,
И сказанная медленней и тише
Дозволенного слуху и устам.
Ты знаешь сам, как мысль бывает лишней
В молитве дней, дозволенной перстам,
Где два соска, темнеющие вишней,
И жаркий лоб, и солнечная вязь
Связуются единственною нитью,
Дозволенною смертным, и ни грязь,
Ни разум помешать ее наитью
Не в силах. Мысли выдумана власть,
Не верь моим туманным рассужденьям!
Хотел бы пред тобою я упасть
И больше не подняться, побужденьям
Доверив сердца ветреного суть,
Что тут же пасть готово на колени,
Твое дыханье близкое лишь чуть
Теплом и побережием повеет..
Хотел бы бесконечно все слова
Мои я начинать со слова света
Давид!... - как Кирном всякая глава
Звучит у Феогнида, безответна, -
Но ясная жестоко голова
Велит мне делать противодвиженье,
И истина вина не столь права,
Коль в этом споре терпит пораженье
Чем больше пью, тем больше дерзновен
Язык мой, нехмелеющий и колкий
Не верь ему. И будь благословен,
За то, что целовал его осколки

....... ................ . ..
вот видишь, и опять я за свое
Ну что же мне с собою делать, боже
Времен прошедших, смысл которых может
Тебя задеть, обидеть разозлить,
Состарить, распалить и растревожить -
Леплю я формы точно в тех местах,
Где миг еще сегодняшний не прожит,
Где запах настоящего еще
Парит, и сладость губ еще треножит
Движенья наши, смешанные сном,
И ласка косновения по коже
Еще струится.. Я несносен, груб,
Прости меня! Когда-нибудь я тоже,
Не веря, как он мог меня настичь,
Узнаю слова щелкающий бич,
Наказанный за все, за что я должен.

  • нет
  • avatar MaxiMum
  • 0
  • 248

0 комментариев

Оставить комментарий