Дай огня...

С хрястом взрывы дЫбят землю,
И не стало видно неба,
Закипело с визгом, трелью,
Удушающе и слЕпо.
Когти черные, кривые,
С воем падают прицельно,
Мне б подняться, мы живые,
Но осколок жжет смертельно.
Раскаленные из пепла,
Тучи траурной завесой,
Застилают лИца блекло,
С гарью жженного железа.
И глаза застывши в страхе,
Как намокшие графИты,
Слезы боли льют на плахе,
О придавленных, зарытых…
Прорезает воздух насквозь,
Голос смерти трасс свинцовых,
На зубах земли хруст, пот, грязь,
Вжатых в глину тел пронзенных.
Вниз, в пикЕ, к земле, к траншеям,
Заскользили карусели,
Косо, низко по мишеням,
Вновь заходят с ревом звери.
Связь! Эн Пэ! Там Танки! Танки!
Крик надрывный до предела,
Лязг и скрежет из-за балки,
И крестами забелело…
Желто – серые квадраты,
Обдавая жарким смрадом,
Приближают бронь и лАты,
В треугольнике парадом.
Лопнул взрыв трескучим эхом,
Выдвигается из дыма,
Мглой скопленной и в прорехах,
Лава, что не укротима.
Окружают чисто волки,
Треск пальбы и рев моторов,
Приближаются к воронке,
Встречу, где я стаю скоро…
Цель! Огонь! По танкам справа!
Волны выстрелов рванули,
И обрушилась расправа,
Захлестали шлЕпом пули.
Взвод второй никак накрыло,
Трассой первого снаряда,
Бронебойным! Прямо в рыло!
Вот вам суки за комбата…
В злом кипении разрывов,
Черно-огненных пожаров,
Сталь с мычанием, плаксиво,
Стонет визгами шакалов.
С воем яростным, азартно,
В землю ввинчиваясь массой,
Бронь давило мясо жадно,
Высшей в мире чистой расой…
Башней, рыская по целям,
Ствол плеснул косым ударом,
Тел бугры… расчет расстрелян,
Смят растерзанным тараном.
Выстрел! Есть! Паук огромный,
Гусеничной плоской лентой,
Зацепился, злобой полный,
Попаданием конкретным…
Пламя буйствует багрово,
Сумасшествием, с восторгом,
До последнего патрона,
Бесконечно, очень долго…
Выворачивает в кашле,
Грудь болит и ртом хрипящим,
Наглотавшись гари в масле,
Бью по панцирям горящим.
Вытираю с губ рукою,
Землю в нАкипе и пену,
Жму рукав набухший кровью,
Зажимаю пальцем вену…
К черту страх необоримый!
Захлебнулись пулеметы!
Мертвый я — непобедимый!
И таких как я три роты…
Мне б воды глотнуть холодной,
Так чтоб взял озноб морозный,
Я до ярости голодный,
Верю в ненависть серьезно…
С клокотавшим в горле криком,
И засыпанный землею,
Дай огня! Ору я дико…
Танки, танки надо мною…
Ветр хлестнул в лицо горячий,
Затрясло траншеи бегло,
Бьет в упор, вонзаясь жарче,
Сталь, ожившая из пекла.
Загудела бронь чугунно,
Прорезая звуки боя,
Стадо кАнуло в буруны,
Лбы, подставив для убоя.
Запах жаренного мяса,
Обнажила сладковато,
Смерти кованая ряса,
За всех нас… и за комбата…
Черный гриб из башен рвется,
Кровознойный вЫлет пламя,
Плачет пеплом и смеется,
Это над крестами знамя.
Разве смерть бывает умной…
В перекрестии прицела,
Смерть слепая в рамке мутной,
Все равно, какого тела…
20 – 21 мая 2015 года,
Киев, СИЗО.
  • нет

0 комментариев

Оставить комментарий