МАФИЯ БЕССМЕРТНА!



Та еще жизнь…
СТАНИСЛАВ МАЛОЗЁМОВ
МАФИЯ БЕССМЕРТНА
Снять правдивый фильм трудно даже сейчас, когда, наконец, уже всё можно и всё хорошо. Потому, что много сил уходит на борьбу с пережитками недавнего прошлого.
Творческое объединение «Стакан» снимает очередной отечественный боевик « Слезы мафии»
Действие фильма начинается в Гаграх, на вилле крёстного отца мафии, старшего грузчика тарной базы города Запупейска. Он как бы пригласил на свой день рождения самых уважаемых в городе расхитителей капиталистической собственности- якобы учредителей всяких АО, ООО и ТОО, как бы друзей из отдела по борьбе с экономическими преступлениями, вроде как зама прокурора и будто бы представителей дружественной прессы. Он их позвал мирно выпить – закусить без убийств и аналогичных развлечений.
Работу над простенькой сценой – «выпить-закусить» по графику надо было сделать за полтора дня, поэтому съемочная группа приехала в Гагры налегке. Все взяли с собой только самое необходимое: плавки, купальники, электробритвы, губную помаду, презервативы и противозачаточные средства.
Администраторы перед отлетом купили продукты в спецбуфете столичного парламента и накрыли стол в беседке рядом с морской волной. На столе было всё, что обычно ест мафия.
Первый дубль запорол сам крёстный отец в исполнении заслуженного артиста Петухова. Не успел он произнести хорошо отрепетированную реплику: « Ну, а теперь закусим, чем бог послал!», как первым, роняя на пол стулья, женщин и незаслуженных артистов, подлетел к столу и, стоя, за двенадцать секунд сметал полкило икры паюсной, банку крабов консервированных в собственном соку, чашечку горчицы и — никто не понял — какие именно два красивых салата…
Все на площадке остолбенели, а режиссер остолбенеть не успел, потому, что озверел сразу.
— Так молотят только студенты первых курсов педагогических институтов и артисты областных драмтеатров, -сказал он очень ехидно. – когда кушает настоящая мафия – у неё сроду так громко не трещит за ушами. Показываю.
Режиссер с достоинством дона Карлеоне сел за стол, лениво воткнул окурок в паштет из осьминога, заправил за воротник салфетку и налил полный фужер джина « Бифитер»
— За капиталистический способ производства и неограниченного потребления – сказал он натуральным мафиозным голосом и элегантно сглотнул весь фужер джина, после чего равнодушно приступил закусывать. На килограмм омаров у него ушло сорок минут, на оставшуюся половину килограмма паюсной икры – примерно полчаса и еще двадцать минут он нехотя жевал маленький кусок бастурмы. Миндальные орешки он лениво кидал в рот так редко и нехотя, что, глядя на него, две юные, подающие всевозможные надежды артистки, рухнули в обморок. Всё употребленное он не спеша запил тремя фужерами итальянского вермута и с ненавистью посмотрел на заслуженного артиста.
— Ну Вы хоть чего –нибудь поняли? -спросил он грубо. – И вообще… Почему я должен бесплатно пахать за каждую бездарь?!
Крестный отец оскорбленно побледнел и сел к столу. Без вилки он держался совсем молодцом и поначалу ему даже удался спокойный взгляд на блюдо с балыком. Но как только рука нащупала вилку- по лицу его пробежала нервная судорога, а через мгновение в двух ближайших тарелках не стало устриц… Ещё за полминуты мафиози грохнул бутылку португальского портвейна и две холодных перепелки, после чего стеклянными глазами уперся в морской горизонт и перестал откликаться на имя, фамилию а также на звание заслуженного артиста.
— Ну, хорошо- задумчиво сказал режиссер. – Жалею, что клюнул на правду жизни и отказался от любой бутафории. – Ладно, смотрите внимательно. Показываю еще раз для всех, кто ни черта не понял в сценарии… Глядите — икру настоящая мафия трескает неохотно и непринужденно, как рядовой офисный менеджер перловый гарнир. Приличный мафиози никогда не торопится заглотить грильяж в шоколаде, раньше чем выплюнет обертку от конфеты. И не надо дурить зрителя тем, что хозяин супермаркета остругивает банан ножом, как карандаш. Даже худщий ученик самого бестолкового шеф- повара в кабаке пятизвездночного отеля умеет есть осетрину, не заливая слюной пол.
Режиссер аккуратно и лениво обглодал осетровый балык до костей, после чего сразу же понес какую-то ахинею и мгновенно уснул.
— Вот сволочь! -сказал уснувшему режиссеру главный мафиози.- Он нас все тут за идиотов держит. Мы же эту сцену вообще ни разу не репетировали! Как без репетиций высокий класс дашь, а?! Как?!
-Да!- согласилась группа. – Пусть он заслуженно передохнет, а мы пока порепетируем. А то, действительно, нехорошо выходит с импровизацией.
За стол сели все, даже осветители, здоровые такие лбы, бывшие воины- десантники. Главный мафиози сперва пожелал их выгнать, но посмотрел на их голубые тельняшки и вовремя передумал.
Часа через четыре многие играли уже вполне сносно и только один мелкий мафиози( по роли- простой кладовщик супермаркета), не уследил за собой, злоупотребил сыром «рокфор» и чуть не умер.
Утром, когда режиссер проснулся в хорошем настроении, выяснилось, что снимать эпизод больше нет возможности, поскольку на столе остался только черный перец молотый, который бывшие десантники просто не успели доесть к утру.
Пришлось послать с письмом в тот же спецбуфет директора фильма и через полмесяца он вернулся с продуктами, но предупредил, что в спецбуфете активно ругали режиссера словом «козел» и просили больше не беспокоить.
— Бюрократы!- обиделся режиссер.- Будем бороться. В фильме должна быть чистая правда жизни!
Накрыли стол. Собрались снимать, но тут на площадку, пыля, вылетел «мерс», из которого выполз аж синий от злости сценарист Сучков и хорошо «упакованная» барышня с искренне безумным взглядом.
— Я всё знаю!- сказал сценарист страшным голосом.- Вы осквернили мой сценарий. Вы над ним подло надругались! Вот у меня написано: «Крестный отец, обнимая красотку, лениво жевал ананас!
-Ни фига!- возмутились все.- Вон еще тринадцать штук ананасов!!!
— А красотка!!! Где красотка?- заорал сценарист. – Или вы снимаете вот эту Мальвину, или я весь эпизод со жратвой вообще вычеркиваю к такой-то матери!
-Ты не связывайся с ним ..- шепнул режиссеру первый ассистент. – я его, гада, знаю. Вычеркнет точно. Да и сколько там она съест, доходяга эта…
— Иди покушай, лапуля,- нежно сказал сценарист, после чего сел за стол вместе с барышней.
На двадцать первом дубле в середине тоста за удачную продажу Парижу и Лондону крупной партии отечественных пирожков с творогом, оператор потерял сознание от голода. При этом он сильно стукнул камеру головой и разбил её напополам.
-Ура! – закричала вся группа. – пленка засветилась!!!
— Да, друзья! — повеселел режиссер. – К сожалению теперь весь эпизод придется переснять по новой!
Снова послали директора фильма в спецбуфет, но оттуда его послали еще дальше и вернулся он в Гагры только через полгода на грузовике, полном деликатесов, которые выменял в одном подмосковном кабаке на автограф Киркорова. Вместе с ним в кузове приехала комиссия киностудии в составе двенадцати человек и оба продюсера.
— Ни фига! – обиделся крестный отец -Мафию они будут проверять! Убрать на хрен всех!
Комиссию посадили за стол и оставили наедине с едой и бутылками. Через сорок минут всё было кончено. В живых остался только зампред комиссии, который, к счастью, потерял сознание чуть раньше, чем объелся.
-Чиновников всегда просили не лезть в творческий процесс – сказал режиссер на поминках. Не те времена.!
Через полтора года сцену дня рождения главного мафиози сняли только наполовину из-за хронической нехватки продуктов. Почти все артисты, кроме беременных женщин и лауреатов всесоюзных фестивалей стали подрабатывать массовиками – затейниками в санаториях. На вырученные деньги группа покупала провизию в санаторских ресторанах, но низкий профессиональный уровень актеров все равно не позволял режиссеру довести эпизод до совершенства.
— Кто так ест!!! –слышали с утра до вечера жители курортного городка его страшный крик – Ешь как я!!!
Двухлетний юбилей с начала работы отметили большим скандалом. Кто-то из своих стукнул руководству, что оператор уже седьмой месяц снимает пустой камерой, потому, что все запасы пленки давно обменяли на апельсины, хурму и «Гурджаани».Рассвирепевшее начальство лично приехало в Гагры и, убедившись, что пленку действительно разбазарили, конфисковало оставшиеся полтонны балыка, сто килограммов устриц, восемь ящиков «Гурджаани», объявило всем выговор и уехало.
Чтобы продолжить съемку, пришлось продать кинокамеру, осветительные приборы, а на вырученные деньги купить продукты.
Сейчас обстановка на площадке почти нормализовалась. Ежедневно три раза в день идут репетиции. Аппетит у всех в норме, вес стабилизировался, у многих уже прошло расстройство желудка, и только двое – главный мафиози и автор сценария никак не отвыкнут от дурной привычки: едят в одиночку по ночам, прячась в прибрежных камнях.
Когда закончатся съемки- не знает никто. Одно утешает: сколько бы они еще не тянулись – фильм никогда не опоздает к зрителю. Потому, что продуктов в стране, слава богу, меньше не становится. А мафия – бессмертна!

0 комментариев

Оставить комментарий