_|| Дети Брахмы ||_

[твое ты]

[...]когда проходишь сквозь пространство вселенной, не чувствуя скорости, потому что еще не знаешь, что такое время, не чувствуя вещества и притяжения, потому что они еще не стали твоей судьбой, только отчетливый рисунок сразу всех бесчисленных звезд говорит тебе: ты летишь...

[наше ты]

[...]я рос вместе с тобой, не по дням, а по шагам, я ел вместе с тобой из одной тарелки, я спал рядом с тобой на одной кроватке, я пускался вслед за тобой во все твои похождения; мы были неразлучны. Как мы носились с воплями по всему двору за потёртым шлёпающим мячом, обдирали коленки! бились подушками, хохотали до изнеможения, колесовали мух, метали непослушные ножички, жгли костры! рыдали, ненавидели, воевали, жертвовали все сокровища разом какой-нибудь девчонке из дома напротив: стеклянного бесхвостого голубя, белый голыш со сверкающими на солнце крапинками, монетку из неведомой страны со всадником вместо орла!

[наши ты]

[...]я рос не по дням, а по шагам, а ты оставался таким же маленьким человечком, ты спотыкался и падал, и с каждым днем, с каждым шагом становился все меньше. Я стал беречь тебя, я все чаще оставлял тебя дома и запирал на ключ, я в одиночку влюблялся, в одиночку стрелял, в одиночку дрался, я пропадал месяцами, а потом приходил к тебе и рассказывал обо всех чудовищах, встреченных на пути, а ты прикладывал свои ручки к моим губам, умоляя меня замолчать, ты сжимался от страха и становился все меньше. Но бывали еще дни, когда мы вспоминали свои прежние проказы, раскрашивали бледные обои радугой карандашей, резали бумагу и пускали с балкона
причудливых змеев, лопали тайком по полбанки варенья, щедро оставляя повсюду сладкие следы преступленья. А однажды... я запер тебя в ящичек своего стола, чтобы с тобой, не дай Бог, ничего не случилось, накинул на плечи свой дорожный плащ и вернулся только следующей весной, я, твой младший брат, о, маленький человечек!

[мое ты]

[...]младший, хотя, по правде, мы близнецы, но ты - крикнул первым, крикнул - и позвал меня, и я - крикнул следом, пискнул, тоненько, изо всех сил в твое крошечное, синеватое, еще мокрое ухо, я был меньше пылинки, меньше атома, меня почти не было, меня не было совсем, но я отозвался на твой крик... и ты услышал меня! А теперь, мой маленький старший брат, где ты? я кричу! я зову тебя! я не слышу ничего, кроме собственного крика... где ты! брат мой!... густые и хладные струи изливаются из моей груди в ненасытный зев ночи... где-е ты! бра-ат мой! ... и сквозь бесконечность доносится едва уловимое эхо: де-э-эти бра-а-ахмы...

[другое ты]

ты спишь, а я разглядываю родинки на твоем теле. В такт твоему дыханию колышется плавник аквариумной рыбки, застывшей в неспешном русле ночи сторожем наших сердец. Нежный шелк, угадываю, не прикасаясь. Рука времени медленно разжимается, легкое дуновение сна обнажает на миг маленькую звездочку на груди вселенной, и в этот миг я вижу, как бесчисленные родинки на твоем теле складываются в знакомый рисунок и шепчут мне, сливаясь с твоим дыханием: ты летишь...
  • нет
  • avatar Vasilko
  • 0
  • 291

0 комментариев

Оставить комментарий