босиком)по)весне

Дороги, дороги, дороги и сбитые пальцы. Как пыльно, муторно, блекло, город наш грязен, заброшен и люди в нем такие же: потертые, помятые, живут как из под палки, и палки-то нет, одна привычка, как будто всё ждут чего-то и уже устали ждать, и ругаются даже нехотя и беззубо, да и нечем – слова-то износились и выцвели, и уже покрылись пылью, выставленные на полочках души на неопределенно вечно, как эти калиброванные яблоки, в которые забыли впрыснуть аромат и хруст

И тополей корявые руки так беспомощны, и трава всё бьется из под жухлой листвы и палок и веток, и гари и дыма, фольги и бумаги, пластика и стекла, равнодушия и злобы - н-никак не выбьется...

А девчонки несутся на роликах, сверкают глазами и голыми плечами! а мальчишки грохочут скейтами, горят румянцами, размахивают штанами! а карапузы в песочницах ворочают судьбами, орудуют будущими мирами, вопят свою радость, кричат свой гнев, покоряют дворовые горки! а бабки перемывают косточки молодухам, искрят острым словцом из щербин, уж чем осталось! а мужики дышат пивом и табаком и дешевым одеколоном, разговаривают со степенностью матерными языками! а бывшие любители гоночных машинок, паровозиков, грузовиков с открывающимися дверцами и откидывающимися кузовАми валяются с наслаждением под своими настоященскими тарантасами, вымазываются вдумчиво мазутами и маслами! а парни с едва прорезавшимися голосами нагло курят в лица прохожих самыми дорогими сигаретами, купленными в ларьке поштучно! а студентки выцокивают каблуками, оценивают гордо и беззастенчиво, и из сумочек должно быть модных достают мобильники, прижимают к трем кольцам тремя серьгами, чтобы сказать «сегодня я не могу»! а я иду среди всего этого великолепия, сотрясаю воздух левой рукой, солнце ловлю правой!

Вот пригорок годы назад развороченной трактором глины, и не росло на тебе никогда ни травинки, и цвета ты ни голубого, ни серого, ни бурого, и комья твоей бесформенности не хаотичны, не живописны, и ничего ты не ждешь, ничего не помнишь, и возник ты случайно на обочине чьей-то жизни и продлишься неопределенно вечно, ни для чего и даже не просто так, не бессмысленно, не со смыслом, даже дурацкого гнилого прута не забыли в тебе строители и тысячи прохожих свои окурки бросали то чуть-чуть раньше, то чуть-чуть позже, ни плевка, ни сморчка, тьфу! промазал… и откуда ты взялся в моей груди

Южное шоссе, заброшенный дом, двери и окна те что у земли заложены кирпичами, те что у неба играют с ветрами и птицами. Тяжеленная ржавая крышка люка аккуратно сдвинута, потому что из канализации растет деревце. Правой щекой я ловлю неутомимо радостное солнце, а левой быстро поднятый и отведенный взгляд. Ап! сорвался. Южное шоссе ударяется о трамвайные пути и оборачивается Альпийским переулком. Глинистый пригорок, развороченный трактором годы назад, раньше всех на свете этой весной усеян безногими, безлистыми жгуче желтыми мать-и-мачехами.
  • нет
  • avatar Vasilko
  • 0
  • 250

0 комментариев

Оставить комментарий