Отъезжающий пейзаж

РАССКАЗ

ОТЪЕЗЖАЮЩИЙ ПЕЙЗАЖ


Они шли под дождем и целовались, его белоснежная рубашка прилипла к телу. Слезы неба катились по их губам. Целоваться под дождем наверно романтично! Он взял ее за руку и привел к одинокому дереву, что стояло возле вокзала. Как тяжело прощаться с любимым человеком! Их тела оторвались друг от друга, и кончился дождь. Вокруг них хаотично передвигалась безумная толпа людей, и все были чем-то озабочены, и у каждого из них были свои проблемы. Время поджимало, Фридриху надо было уже садиться в поезд, он поцеловал на прощанье свою девушку, да, кстати, ее звали Айгуль, и побежал, только сел в поезд и опять пошел дождь. Фридрих махал ей рукой до тех пор, пока она не исчезла из горизонта. Он поехал в Грузию, отдыхать. Его ум был опустошен, и тело находилось в скованном состоянии, у каждого человека есть личное пространство, но в данный момент пространство Фридриха было иным, не таким как прежде. Поезд все ехал, и Фридрих с непонятным настроением смотрел на отъезжающий пейзаж своего города.
Наверно в тропиках здорово! – подумал он.
Ехать целых три дня, три ночи, о, как долго! – продолжал Фридрих.
Он слышал стук колес, но душа его все еще рвалась в путь. Металлические полосы проложены вдоль и поперек красивейшей земли, уехать можно хоть куда. Ковер необъяснимой красоты – трава, действительный подарок! А парящая птица, знак, предвещающий солнечное настроение.
В поезде было очень жарко.
Не переношу я жару, – сказал Фридрих своему соседу по купе.
Интересно, она меня переносит?
Сосед удивленно посмотрел на Фридриха и сказал: «Не знаю, но уверен, что лучше жара, чем невыносимый холод».
Фридрих замолчал, попивая крепкий черный чай, и поглядывая в окно продолжал мыслить о цветущей ясности природы. По пути читал книгу, чтобы было не так скучно. Проехал уже два дня и две ночи, а третий день и ночь не спал все смотрел в окно. Уже проглядывались красивейшие горы Кавказа, и вот оно черное море. Нет ничего сильнее его, так как оно и есть божество могущества. А запах, какой чистый и приятный, свежий и ласкающий!
Как я люблю жизнь и с каждой секундой понимания все больше! – сказал Фридрих.
Виктор, сосед на сей раз, оценил фразу Фридриха, что-то разболтался и пошло-поехало.
Ты не русский что ли? – поинтересовался Виктор.
Да, у меня проплывали германцы в родне. Да, и решили назвать меня в честь деда Фридриха.
А-а!?
А сам-то ты русский? – на этот раз поинтересовался Фридрих.
Я тоже не русский, у меня мать полячка, а отец-то коми-пермяк!
Ну, давай жить дружно, – пошутил Фридрих.
Идет, фашист – хотел сострить Виктор.
Это немного обидело Фридриха. И он тут же перебил разговор: « О, уже Сочи, смотри какие пальмы!» – сказал Фридрих.
А в Сочи темные ночи – опять хотел сумничать Виктор.
Все его шутки, пришуточки были немного плосковаты.
Пальмы удивительной стройности мелькали, как в родном городе, березы. Фридрих хотел спать, но увиденные горы и черное море не давали ему заснуть. Так он и не спал до самого Адлера, все любовался природой. Пришло время, выходить, Фридрих еле разбудил своего соседа по купе Виктора, который храпел как сурок, попрощавшись с ним, побежал на автобус, чтобы доехать до границы. Идя через границу, все продолжал разглядывать увиденное, прошел терминал и вот оказался в замечательно-красивой Абхазии. Вокруг пальмы высаженные аллеями и запах утонченных магнолий рассеивался в чистейшем воздухе.
Ура, я свободен от ежедневной привязанности к одному и тому же! – воскликнул Фридрих.
Наконец-то, я не зависим от пожирающего времени, которое всегда торопит.
Как замечательно, что существуют дороги, ведущие в рай! Дороги мои, дороги!
Фридрих остановился в ближайшей гостинице, которая так и называлась «Абхазия». И вид был прямо на море, на горизонте которого редко проплывали корабли. На пляже народа мало. И каждое утро после завтрака, Фридрих ходил купаться, в сине-зеленом море. Вот оно счастье-то!
Его любимым занятием на берегу было собирать ракушки. Их цвет был абсолютно разным, попадались даже такие цвета, которых и не увидишь у себя на родине.
Фридрих просто обожал нырять с волнорезов за чудесными ракушками, которые переливались в воде радостными лучами. Все это захватывало дух.
Какой пейзаж! – восхищался вновь и вновь Фридрих.
Но, надо сказать, что про Айгуль он не забывал. Через каждые два дня звонил, и все интересовался погодой.
Отдых, это хорошо! Но, несмотря на все прелести Абхазии, его все равно тянуло домой.
Если бы жить здесь! – думал Фридрих.
Я не смог бы, так как здесь другой мир: свой язык, культура, обычаи.
А я лишний, я здесь один одинешенек и никому не нужен.
Вот умри здесь. – продолжал наш отдыхающий в том же духе, никто и не вспомнит, никто и не подойдет…
Природа-то просто супер!
Я всего лишь гость, причем, нежданный.
Что-то заскучал Фридрих, и совсем не нужная печаль ударила его по голове.
Гагра – красивый город, пирамидальные тополя, эвкалипты, сводили с ума нашего студента. В последнее время Фридрих смотрел на горы и тосковал, то ли по дому, толи ему было грустно смотреть на облака, которые наглым образом висели на старых горах.
Состояние его было каким-то неземным, правильно, другой климат! А может все это из-за чистого морского воздуха, который обносил голову Фридриха? Так и есть. Его походка была вялой, такой, как будто только что он пробежал километр на время.
Но он думал: «Не надо обращать такого внимания на слабость, нужно бодрствовать».
Его вечерние прогулки были насыщенны музыкой, да-да, национальной музыкой, которая еле-еле пронзала сознание Фридриха.
Пришло время, уезжать, и такое ощущение, словно вся его поездка сплошной сон. Очень многое он видел, но очень мало помнил он.
Фридрих говорил: «Черное море, птицы летают, горькое горе, слезы слетают. Бледные щеки похожи на камни, которые даже не шевельнутся. И чувств ощутимых мне не понять, и радости сил, мне не обнять…».
Он чувствовал лишь ветер, который впивался в его лицо. И запахами роз не переставал он наслаждаться до самого отъезда.
Декоративные кактусы росли прямо на улице, выкопать хотелось, но не мог…
Все дворы были в кустах лавра, которые подстригались аккуратно.
Закатные картинки мелькают перед глазами. – говорил Фридрих.
Все-все хватит! Я отдохнул, хочу домой………………………………………...
Следующую ночь он не спал, нужно было собираться, опять проходить границу. Прибытие поезда в Адлере было в шесть десять утра.
Незнамо как Фридрих засунул все свои сумки, лег спать и проснулся только вечером, когда поезд уже мчался на РОДИНУ.
Фридрих опять заварил себе чай, на этот раз уже зеленый, приблизился к окну и часа два смотрел на отъезжающий пейзаж. На следующий вечер он уже видел степи Татарии.
Еще немного думал он! Совсем скоро мой любимый родной город!
А вот и березки! Вот они милые!
Завтра буду дома. – говорил про себя Фридрих.
Вышел из купе и в коридорчике увидел Виктора.
Вот это да! Какое совпадение! – подумал он.
Виктор не видел Фридриха, он стоял спиной. Фридрих подошел ближе и так по дружески шлепнул бывшего соседа по спине.
Ну, привет, что ли! – радостно сказал Фридрих.
Здорово, негр! – опять якобы пошутил Виктор.
Ты, какими судьбами? – поинтересовался Фридрих.
А ты, с какими неграми? – как-то грубо, сказал Виктор.
Вот, это дурак! Опять за свое, как можно быть таким «отъезжающим»! – возмущался Фридрих. И пожалел уже триста раз, что подошел к нему.
Лучше бы сидел в своем купе и продолжал бы смотреть на отъезжающий пейзаж. – думал Фридрих.
А то встретил на свою голову приятеля!
Встав утром, Фридрих стал собираться на выход, через пол часа его город. И отъезжающий пейзаж заскучал. На пироне стояла Айгуль……………………….

Автор данного рассказа: Злыгостев Андрей Александрович.
29 июля 2004г.


  • нет
  • avatar Veter108
  • 0
  • 253

0 комментариев

Оставить комментарий