Эра петушествий / Похождения Дайвера / Вылазка 3-ья / Часть II

С двенадцатым ударом невидимых часов все собравшиеся на поляне подняли бокалы – наступил Новый год. Пригубив шампанское, Дайвер пожелал девушкам исполнения их самых заветных желаний. Ночь была совершенно особенной, и было бы странно, если бы желания не стали немедленно исполняться. Одновременно на поляне появились: абсолютно здоровая бабушка Красной Шапочки с пирожками; симпатичный принц с хрустальным башмачком; Иван-царевич с луком; Лель (не Катя); заколдованное чудище; печка с Емелей и множество неодушевлённых предметов, включая шапку-невидимку и скатерть-самобранку. Началась суматоха – девушки делили мужчин и бижутерию. Дайвер с извинениями протиснулся между царевной Несмеяной и печкой, подобрал никому не нужный меч-кладенец, сел на ковёр-самолёт и, осторожно набирая высоту, полетел прочь. Некоторое время Дайвера сопровождал говорящий ворон. Птица пристроилась на краю ковра и рассказывала о том, сколько человек пострадало при столкновениях празднующих с полицией во Франции и как встретили Новый год в Индонезии и Таиланде. Послушав ворона, Дайвер похвалил себя за выбор страны проживания и зарёкся от отдыха в Юго-Восточной Азии. Лететь на ковре-самолёте было приятно во всех отношениях, кроме одного – колючий ветер обжигал лицо. Дайвер снизился и, разглядев справа по курсу очередной костёр, направил ковёр к нему. Ещё на подлёте он понял, что сделал ошибку, но выйти из пике не смог. Выбравшись из сугроба, Дайвер решил дорого продать свою жизнь и, сжимая в руке кладенец, направился прямо на обступившую костёр нечисть. Нечисть странно прореагировала на появление героя. Двенадцатиголовый Змей Горыныч, у которого уже не хватало двух рыл, задрожал, а его головы начали прощаться друг с другом. Ведьмы в панике бросились в рассыпную. С поляны в беззвёздное небо взвились ступы. Кащей уронил в костёр яйцо и с тоской вглядывался в пламя, гадая насколько тугоплавкой изготовлена Игла. Остальные также выглядели обречёнными. Дайвер сообразил, что испортил людям праздник. Немного смущаясь, он приказал вампиру втянуть клыки, правой крайней голове Змея Горыныча завалить пасть и не канючить, и, вообще, продолжить гулянку. Находясь в рамках приличий, разумеется. А если кто не понял и имеет в запасе лишнюю голову, так он, Дайвер, мигом всё поправит. Нечисть вяло расселась по местам. Чёрный ворон, наматывающий круги над поляной, настроения никому не добавлял. Очутившегося в такой экстремальной компании Дайвера ни с того ни с сего кинуло в философию. Он смотрел на вежливо скалящиеся безобразные морды, смотрел на пламя, бросающее блики на отполированные временем черепа-кубки, слушал воронье карканье и думал, что Новый год, в какой компании его не встречай и с кем его не проживи, будет похож на предыдущий, а суммы добра, привнесённого тобой в мир и зла, причинённого тебе останутся величиной неизменной. И не ему менять законы, по которым у Змея вместо отрубленной головы вырастают две. Лучше оставить всё как есть, а добрые дела отдать на откуп тем, у кого много здоровья и нет понимания простых книжных истин.

0 комментариев

Оставить комментарий