ДЕФИЛЕ-НЕГЛИЖЕ part 4 - Хах-ху-нах





Новая страница 1








(4)
Флэшбек-синдром
 
А помнишь… ох уж это
тошнотворное «а помнишь…», веющее:

а.) многолетней затхлостью супружеского ложа, когда бессильны даже вьетнамский
«Золотой корень» и стимуляции а ля маркиз де Сад… б.) химическим составом,
которым обработано барахло из Секонд Хэндов, когда
лихорадочно и, увы, безрезультатно орошаешь себя выдохшимися
Clinique… в.) назойливой пылью в архивах Исторической библиотеки,
провоцирующей приступы аллергии, когда, за час до закрытия, чертыхаясь и поминая
всуе профессора Скудоумова, вымучиваешь реферат на тему: «Использование теста
Лири при выборе брачного партнера»… г.) оно как пущенная на тряпки кружевная
скатерть, укоризненно запятнанная опрокинутым в суматохе праздника
Bordeaux… д.) как подвенечное платье несостоявшегося
(слава Богу) замужества, присыпанное нафталином и похороненное в сундуке,
который неотвратимо скоро станет «бабушкиным»… е.) как выклянченная
нищенствующим настоящим у расточительного прошлого пригоршня плесневелого М&M’s,
не тающего ни в руках, ни во рту… и все же…
…а помнишь… помнишь ту
сумасшедшую осень, когда листья падали вверх вперемешку с обертками от Орбита,
фисташковой скорлупой и бычками Честерфилд Лайтс… кленовые, дубовые, ольховые…
ловя их охапками, мы взлетали над Филевским парком и приземлялись в
Измайловском, в Покровско-Стрешнево, в Коломенском… последнее было нашим Эдемом…
или Бедламом, как это выглядело со стороны… там, на медовой ярмарке, мы
обжирались (под видом дегустации) всевозможными сортами меда, на халяву, пока
кишки не слипались, или не начинало урчать в животе (благо в твоем кармане
всегда можно было нашарить и «Сенаде», и «Имодиум»…) Потом, восполняя
энергетику, обнимались с самым древним в Москве дубом, которому мы дали прозвище
Куцевол, в честь нашего квартиросдатчика, габаритами ничуть не уступавшего этому
милому деревцу… потом кувыркались часами в пожухлой траве, закапывали друг друга
в шуршащие листья, отрабатывали эриксоновскую гипнотехнику, пялясь «тоннельным
взглядом» на промышляющих поблизости ворон… потом, подстелив твое хипповское
клетчатое пальто в его очередной реинкарнации, ложились поперек тропинки –
барьер для одуревшей от безделья конной милиции, которая, компенсируя комплекс
неполноценности иллюзией всемогущества, свинчивала нас с «проезжей части»,
пафосно читая нравоучения и угрожая участком…  потом усердно очищались от хвои,
репейника и собачьих экскрементов, потому что в таком виде было бы неприлично
появится в Коломенском дворике…
Помнишь Коломенский
дворик? Ресторанчик такой паршивый в деревянной избушке? Там готовят шикарный
глинтвейн… и коврики на скамейках красивые, с арабским орнаментом… и официантка,
субтильная блондинка с натужной улыбкой, изнасилованная Дейлом Карнеги и
тренингами продаж… и чем-то похожая на меня… стало быть, в твоем вкусе… вот
сука… и бокалы, от которых омерзительно воняет селедкой… впрочем, тебе с твоим
хроническим ринитом (о, счастливчик!) не постигнуть всего трагизма окружающей
действительности, и ты хохочешь над моими гримасами, предлагая занюхать селедку
приторным до тошноты (ну кат тут не вспомнить Жан-Поля?) парфюмом подсевшего за
наш столик банкира (я всегда узнаю банкиров – по нелепо зализанным волосам,
тщательно выглаженным стрелкам на брюках…  и по приторному до тошноты парфюму…)
Банкир смущенно ерзает на стуле, а ты рассказываешь про сестренку, студентку
художественного училища, не брезгающую перекусить в анатомичке (представляешь,
какое там амбре?) миндальным пирожным… а я взахлеб повествую об одной
забегаловке в Бескудниково, где столы щедро декорированы дохлыми тараканами…
только вообрази: лежат себе, воздев скрюченные лапки к едва просвечивающему
сквозь паутину потолку, и притворяются деликатесами… а еще жалуюсь на Марика,
который в тяжелые времена закусывает пиво мухами… или Вискасом, обездоливая
соседского кота… а ты… а я…
О господи, что я наделала…
я готова разжевать, смакуя, и проглотить всех бескудниковских тараканов, всех
Мариковых мух… не говоря уже о миндальном пирожном в анатомичке… только бы не
перешагнуть вовеки веков и присно порога той чертовой мастерской, арендуемой
мужем твоей сестренки в прогнившем подвале сталинской пятиэтажки неподалеку от
Белорусского вокзала…




0 комментариев

Оставить комментарий