Еще одна осень. Глава 2

Глава 2.


…Если хотите понять, что такое "Бомба", то представьте себе подвал с горой бабок в углу. "Бомба" именно так и выглядела. Много лет назад представлявшая собой бомбоубежище площадь, теперь называлась клубом "Ю-Dance", а в простонародье "бомбой". Я никогда не любил этого места всем сердцем. Просто по воскресеньям вход для студентов был бесплатным, а мне нравилось пить в атмосфере всеобщего дебоша по любому больше чем на улице, морозя свою задницу. Здесь было что-то такое, что приводило сюда, несмотря на утренние зароки, на тему "никогда больше…да что бы я!…". При этом с утра все повторялось заново. Макс обожал это место. Обычно он приходил сюда около десяти вечера и нажирался до состояния комы, поэтому то, что мы пришли сюда к семи, его очень волновало. Он неустанно повторял, что, мол, это время можно было бы потратить на давно обещанную экскурсию на корты. Честно говоря, он почти меня убедил, когда простояв до половины восьмого, мы все еще были вне клуба. Собственно, если бы даже мы захотели уйти, сейчас это было невозможно: толпа любителей халявы держала нас очень плотно, давая ощутить на себе все ее прелести. Кто-то в отдалении кричал фразу, которая в другой атмосфере погрузила бы меня в долгие раздумья. Некий, вызывавший искреннюю жалость у меня, голос провозглашал на всю толпу: "Пидоразы! Пидоры! Кто меня за жопу мацает! Суки!". У меня появилось ощущение, что кто-то фейс-контроль не пройдет. Правда сейчас это меня мало волновало, потому, что двери клуба наконец-то распахнулись, и громадный жлоб, со знакомой однако физиономией предстал перед жаждущей зрелищ толпой. К моему удивлению, Макс рванул вперед, расталкивая впередистоящих и увлекая меня за собой достаточно нахальным захватом за куртку. Жлоб, к еще большему моему удивлению, увидев Макса, не дал ему в пятак за чрезмерную наглость, а заорал на толпу:
-Расступились!
Макс ловко орудовал локтями, проделывая нам дорогу, не обращая внимания на вопли и угрозы толпы. В конце концов мы пролезли через казавшийся непроходимым лес людей, и залетели в предбанник. Причем чья-то доброжелательная рука высунулась из общей массы, и крайне ловко двинула мне по ребрам. У меня не было желания возвращаться, меня грело уже то, что я внутри, а они- снаружи, при чем, как утверждал некто сзади, с пидоразами. Второй жлоб нас бегло ощупал металлоискателем. У меня на поясе был мобильник, его прибор сработал.
-Что у тя там?
-Труба. - ответил я без эмоций.
-Водопроводная?
-Мобильная.
-Покажи.
Я предъявил символ цивилизации. Нас сразу пропустили. Я решил все узнать, так как любопытство меня просто сжирало, а внутри, я был уверен, разговора не получится: Макс сразу убежит к знакомым "бабцам" и "пацыкам".
-Макс, как нас так пустили?
-Да, знакомый…
-Откуда?
-С братом служил…В пехоте…
Я деликатно заткнулся. В пехоте… Значит брат-то у него служил-таки. А, не мое дело. Как я и думал, Макс, не сказав ни слова, двинул к уже радостно визжавшим в дальнем конце двум барышням. Я сел покурить. Когда я приходил сюда, я всегда садился сперва покурить. Мне казалось, что так я быстрей втекаю в обстановку, приобщаюсь к клубной жизни. Сомневаюсь, что это действительно было так, думаю, что я делал это все же по привычке, хотя как знать…
Юлю я нашел в бильярдной. Она была сегодня прекрасна. Воистину прекрасна. Меня посетила мысль об обманчивости первого впечатления. Перекинувшись парой бессмысленных фраз, на типа "как дела?" и "с праздничком" (было 7 ноября), мы взяли по кровавой Мэри и сели за столик в углу. Юля молчала. Я ждал. Я ждал чего будет. Я ловил себя на мысли, что даже примерно не представляю, чего жду. И случилось вдруг то, чего я никак не ожидал… Я ждал чего угодно: смеха, жалких попыток объяснить утреннее происшествие, и даже простого "не твое дело". Она заплакала. Она заплакала так тихо, что я не заметил даже сперва. Зато Я поступил так, как и ожидал от себя в подобных ситуациях: достал платок, "лорд Байрон".
-Коля, он уехал!
Я начал догадываться: она была УЖЕ пьяна!
-Кто? Скажи все нормально и по порядку.
-Он.
-Кто "он"?
-Какая разница? Он уехал. Его не вернешь!
-Куда?
-Во Владивосток. Навсегда.
-Ну что ж наверно так надо…
-Нет не надо! Вернее надо, только я-то как? Понимаешь? Мне не надо.
-А ты это ЕМУ сказала?
-Нет.
-Почему?
-Потому, что он…воздушный, ненастоящий. А я…я настоящая. Мне за ним не поспеть.
-А может не надо? Поспевать.
-Надо! То есть не надо. Но мне надо.
-Пойдем-ка.
Я знал, ЧТО мне делать. Но делать не хотелось. Мы вышли наверх, на мороз. Юля кажется уже клевала носом. Черт, надо было сразу ее искать! Нет ведь, пошел по своим пространным поискам аморфных духов…
Я поймал для нее тачку. То есть не то чтобы поймал, просто подошел к стоящему у обочины мужику. Тот опирался на припаркованную десятку. Договорился об оплате быстро: сунул ему полтинник и сказал куда ехать. Рожа вроде честная, приставать не станет. Юля не спорила, не протестовала. Она только попрощалась как-то странно:
-Все мы рано или поздно уедем, Колян. Лишь бы побыстрее, чтобы остальных не провожать.
Я вернулся в клуб. Настроение не испортилось, просто я задумался над смыслом сказанного. Получалось, что Юлька втюрилась, причем видать по уши. С одной стороны, какое мне дело? А с другой - она была мне все же подругой. Жаль только, что при всем желании, я ей помочь не мог. Или уже не мог… Как бы там ни было, она сказала вроде сущую правду: "все мы когда-нибудь уедем…". Вот только почему мне-то уехать не хочется? Может потому, что я не втюрился? Или потому, что таким как я вообще ничего не хочется, кроме пива и поспать? Я мог бы еще долго так сидеть, но тут пришел "демон пьяных подъездов".
-Ты хули тут делаешь? - где-то уже слышал…
-Сижу.
-Пошли курить?
-Ну пойдем…
Макс не мог без этого. Я мог. Макс курил уже так долго, что я задумывался, а есть ли у него сигареты вообще? Хоть иногда?
Сделав первую затяжку, Макс закашлялся и сказал мне залечить.
-Сам лечи. - я этого не умел и не любил.
Сосредоточению Макса не было предела. Он мне чем-то вдруг напомнил обезьянку из московского зоопарка, та тоже все подряд лизала. Желание курить отпало.
-Че-то меня не прет.
-Дак тока начали ведь…
-Курить не прет!
-А-а-а! Это как хочешь.
Я вышел из сортира и двинул в сторону бара. В баре обычно негде было сидеть, но я шел туда не за этим. Мне было скучно. Вместо окон, в баре была колючая проволока, на которой болталась лениво табличка: "Осторожно, Заражено!". Чем там именно было заражено, я не знал. Может праздной тоской, или может пьяным гамом? Но так или иначе, когда я зашел внутрь, все выглядело как обычно: столы заняты, у стойки очередь. Один столик, правда, был почти свободен. То есть там сидела девушка, но она была одна. Я проходил мимо, когда она окликнула меня:
-У вас не будет сигареты?
Что-то в ее голосе мне было до боли знакомо. Да и фраза тоже попахивала свежаком. Я обернулся. На меня смотрела ТА САМАЯ девушка из Максового подъезда. С той лишь разницей, что глаза у нее теперь имели осмысленный блеск.
-Сигареты…
-Де жа вю…-хмуро пробормотал я.
-А я вас где-то видела! Вот ведь, точно видела!
-Может и так…-раскрывать свое знание не хотелось.
Я протянул ей штучку альянса и поинтересовался о том, можно ли мне сесть рядом. Она радостно кивнула.
-Ты что здесь одна?
-Ага, че-то никто не пришел…
-Значит договорились плохо.
-Нет, значит уроды все.
Мы посмотрели друг на друга и заржали. Эта фраза показалась мне такой глубокомысленной, что в том контексте, который она с ней использовала, фраза звучала по крайней мере смешно, если не сказать глупо. В моей голове вспыхнула и потухла мысль, что очень много смешных вещей потому и смешны, что глупы. Она продолжала смеяться, а мне не хотелось, я просто смотрел как она смеется, но невозможно долго смеяться, когда ты смеешься один, и она прекратила это простое и бессмысленное занятие.
-А ты с кем?
-А я с другом.
-А где он?
-А не знаю.
-А может хватит меня передразнивать?
-А я и не передразниваю. Я только пытаюсь говорить твоим языком.
-А это не одно и то же?
Немного подумав я сказал:
-Да, наверно. Тогда изучение английского, к примеру, вообще можно считать международной пародией. А такая пародия может быть воспринята как провокация и может привести к международному конфликту…
-Не пытайся меня сделать дурой! Да может, если ты президент, и копируешь акцент американского коллеги во время переговоров. Если хочешь блеснуть абсурдизмом и софистикой, то ты обречен, ибо я этим делом занимаюсь уже долгое время.
-Занимаешься долгое время, и не знаешь, что, по идеологии софистики и абсурдизма, нельзя ничем блеснуть, ибо нельзя ничего доказать.
-Черт! Че к словам цепляешься? Я сама это знаю, читала.
Мы помолчали. Время медленно текло секунда за секундой. Мы взяли по кружке пива и пошли в бильярдную. Когда мы вошли, я пожалел, что мы не остались в баре… За столиком, в компании двух дам сидел Макс. Он был явно укурен. Явно и нехило. Увидев меня, он заорал на весь зал:
-О, бля! А ты хули тут делаешь?
Затем он залился тем дебиловатым смехом, каким он всегда ржал по укурке. Ксения (так звали девушку) криво ухмыльнулась, и спросила:
-Это что ли, твой друг?
-Ага, - сказал я. - но бояться его не стоит, он мирный.
-Ну-ну…
Макс встал, пошатнулся и двинул ко мне. Подойдя на расстояние перегара, он заявил:
-Всем нам сейчас стоило бы направиться ко мне.
И немного подумав добавил:
-Сударь.
Ксения улыбнулась, и сказала:
-А почему бы вам, сударь самому не двинуться домой?
Макс это явно не понял, но ему не понравилось. Он сделал обиженный вид, и по-детски отвернулся от нас. Вообще, он всегда делался ребенком, когда был навеселе. Я наклонился к уху Ксении и сказал:
-Я его сейчас посажу на такси и вернусь, окей?
-Пожалуйста.
Это был уже второй человек за сегодня, которого я садил на такси. Охранник, дежуривший у входа, уже начал странно на меня поглядывать, мол: "ты че с ними делаешь-то?"…
Вернувшись в клуб, я поискал Ксению, и как всегда, нашел. Я вообще заметил, что если ищешь там, где надо, ищешь упорно и не паникуя, то найдешь обязательно. Удивило меня то, что она сидела в кинозале. Она смотрела фильм, про какого-то непонятного перца, который летал. Что-то из разряда "Бэтмэн и Робин". Весело потягивая через трубочку "отвертку", она зачарованно смотрела, как супергерой летит над ночным Нью-Йорком. Я встал у входа, так как отвлекать ее от этого занятия не хотелось. Через пару минут она спросила:
-Так и будешь стоять у входа?
Меня это удивило: я думал, что она меня не видела. Однако я не подал виду:
-ЛЕЖАТЬ у входа - холодно.
Она развернулась, недоуменно на меня посмотрела и поинтересовалась:
-Ты вправду такой дурак или ты из меня дуру сделать хочешь?
-Ну раз ты усомнилась, значит мне это почти удалось.
-Сволочь.
-Дура.
И мы снова посмеялись. Она определенно была интересным собеседником. Я видел мало девушек увлекающихся софистикой. И не просто треплющихся о том чего не понимают, а действительно увлекающихся. Она к таким принадлежала.
-СЯДЬ!
-Только на минуту.
-Смотри. Видишь?
-Что? Кинотеатр?
-Нет, как он летает!
-Угу, и что?
-Почему мы так не можем?
-Чего, летать или материться?
-ЛЕТАТЬ КОНЕЧНО!!!
-А-а-а! Дак мы можем. Это вообще неинтересно.
-Подожди, как это можем?
-Ну ТАК вот.
-Я ни одного летуна не видела.
-И не увидишь.
-Дак ты же сам сказал, что мы летать умеем.
-Я сказал не "умеем" а "можем". Мы можем, если захотим. Мы не умеем летать, потому, что не умеем чувствовать себя в полете. Потому, что мы привыкли к общепринятой идее о том, что люди не летают. Наше сознание просто забито чепухой типа: "человек не имеет крыльев, поэтому он не летает". Но главное - это не крылья. И даже не желание. Главное - это ощущение полета. Птица летит за счет того, что она каждым мускулом чувствует полет, и она уверена в каждом мускуле просто потому, что она летает с детства. Мы ведь не задумываемся над тем, как мы ходим на двух конечностях, хотя для многих животных это неприемлемо. Мы просто привыкли так ходить и ходим без проблем. Так же и летать надо. Просто приучать тело и сознание к тому, что ты умеешь летать.
-По-твоему, если я буду с утра до вечера думать о том, что я летаю, то действительно полечу?
-Нет. Надо не думать с утра до вечера. Надо просто понять для себя, что ты можешь. Не сомневаться ни на секунду. А потом попробовать.
-Но ведь вдруг не получится, точнее, че это я говорю, стопудово не получится!
-Если не получится, значит не поняла.
-Так ведь и разбиться можно, если забудешь вдруг в полете.
-Ага. Так все и гибнут.
-Да ну на фиг эти полеты…
-Я же говорил, что это неинтересно…
Домой я пришел под утро. Спать хотелось, но не имело смысла: мне надо было в универ через два часа. Я просто нажрался кофе и посмотрел "бойцовский клуб" в какой-то энный раз.
  • нет
  • avatar bman
  • 0
  • 264

0 комментариев

Оставить комментарий