Сон

Я – всего лишь тень твоей мечты,
Твоих желаний смутных воплощенье.
Я не скрываю ни обид, ни восхищенья,
Но только потому, что их скрываешь ты.
Ты все хранишь в себе, а я смеюсь и плачу;
Ты хочешь быть собой, а я хочу играть –
Любая роль по мне!.. а маску не сорвать…
И веришь ты в себя, а я – в свою удачу.
Скажи, зачем меня так ярко ты представил,
Из мира снов в реальность воплотил?
Ты ничего за это не платил,
Платила я - ты жить меня заставил.

Я стояла одна посреди пустынной степи. Ее нереальность была видна с первого взгляда: не жужжат насекомые, не стрекочут в траве кузнечики, да и сама трава – лишь зеленая дымка под ногами. Обычно так и бывает, когда попадаешь в чужой сон, детали объектов, не находящихся в прямой видимости хозяина, теряют четкость, сохраняя лишь общие очертания. Я огляделась. Степь тянулась во все стороны, теряясь в серой дымке, лишь с одной стороны она делалась четче и горизонт закрывал лес, достаточно красочный и правдоподобный, чтобы догадаться – хозяин сна где-то в той стороне. Я написала в воздухе его имя, и оно не пропало, оставшись светиться крохотными искорками. Ну что ж, я была права на счет Сереги, его магия не отторгает мою, значит когда-то мы настроились друг на друга и все мои видения – не бред больного воображения, а часть правды.
Я подула на светящееся над землей имя и оно, превратившись в искрящееся облачко, двинулось в сторону леса. Это был магический зов. Он настигнет Серегу, где бы тот ни был, и заставит прийти сюда. Я давно поняла, что нельзя вторгаться в чужие сны без приглашения и жить в них по своим правилам. Если хозяин не захочет видеть тебя – лучше уйти, иначе может начаться настоящее светопреставление, чужой разум будет пытаться выкинуть тебя из своего сна, а ты будешь сопротивляться. Побеждает тот, чья воля сильнее, но толку от такой победы не много – сон превращается в кошмар. Если надо напугать человека, то это, конечно, самый подходящий способ, но если надо просто поговорить, то лучше подчиниться воле хозяина. Пусть Серега сам придет и скажет, хочет он моего присутствия или нет.
Прошло не много времени, когда от кромки леса отделилась фигура всадника. По мере его приближения ко мне мир делался ярче, небо посветлело, серая дымка отступила, в зеленом тумане под ногами стали различаться отдельные стебельки травы. И вот уже вокруг меня живая степь, легкий ветерок пробегает по вершинам трав, в теплом воздухе звенит мошкара. Вот он, хозяин, неспешно приближается. Конечно, это Серега, только он не улыбнулся, увидев меня. Я подняла руку в приветственном жесте, но всадник не ответил. Он ехал прямо на меня и, казалось, что конь его не замечает преграды. Но я не собиралась отступать – слишком много было потрачено времени и сил на то, чтобы найти дорогу в Серегины сны. Я раскинула руки и, закрыв глаза, подняла лицо к небу. Кончики пальцев чувствовали легкое прикосновение ветра, босые ноги щекотала трава, я впитывала в себя окружающую нереальность, я отдавалась во власть этому миру, растворяясь в нем до последней капли своего разума. Я становилась частицей породившего этот мир сознания и оно не отторгало меня, а, наоборот, с радостью принимало, как давно потерянную часть себя.
Я резко открыла глаза. В шаге от меня, уже спешившись, стоял Серега и как-то очень внимательно на меня смотрел. Значит, вот оно что. Ноги не держали и я села в траву, обхватив руками колени. Я не смотрела на Серегу, но вырывавшиеся слова были обращены именно к нему.
- Значит, я всего лишь твоя фантазия, твой сон? Такой идеальный друг, который поймет с полуслова, с полувзгляда? Ты вложил в меня все, чего тебе самому не хватало. Зачем только ты создал меня женщиной? Я ведь, глупая, в тебя влюбилась…
И тут я поняла, насколько напрасными были все мои усилия, сколько душевных сил, бессонных ночей, слез и нервов было потрачено впустую в попытке достучаться, докричаться до дорогого мне человека. Ведь я сама оказалась частью его разума, но только не помнила, как отделилась от него, и не знала, как восстановить эту разорванную связь.
Я опустила голову на колени, желая только одного – перестать чувствовать. Серега опустился рядом со мной, приминая сочные стебли трав. Он даже не попытался ко мне прикоснуться, зная, что я могу не сдержаться и заплакать. Он слишком хорошо меня знал. А еще он не любил женских слез.
Когда Серега заговорил, что-то насторожило меня в его голосе и я, боясь выронить из переполненных глаз хоть одну слезинку, подняла голову и посмотрела ему в лицо. Никогда еще я не видела его таким: обычно невозмутимый и сдержанный, сейчас он не скрывал своих эмоций. Я читала на его лице радость и разочарование, облегчение и горечь, тоску одиночества и счастье от понимания, что рядом есть друг.
- Тань, ну кто ж знал, что все так получится? Да, мне действительно нужен был друг, идеальный друг, как ты сказала. Человек, близкий мне по духу, но абсолютно иной в поведении, в характере, в мировосприятии. Таким человеком могла стать только женщина, только девушка, только ты. Господи, да я ведь и мечтать не мог о таком друге! Ты всегда старалась меня понять, я мог говорить с тобой о чем угодно, и многое говорил только тебе. А эта степь, – Серега повел руками вокруг. – Этот лес, даже конь – это ты мне подарила.
- Я?
- Ты не помнишь? Ты всегда приходила ко мне домой, мы подолгу сидели на кухне и говорили, говорили. Ты зажигала свечу и из отблесков пламени лепила фигуры разных людей, зверей и каких-то нереальных существ. Но однажды ты открыла окно, а за ним стоял лес. Ты привела меня сюда и сказала, что создала этот мир специально для меня. Неужели ты не помнишь? Я сам стал приходить к тебе, мы еще так любили мчаться на конях по степи, наперегонки с ветром. Ты ведь всегда чувствовала меня: когда я сомневался, говорить тебе что-нибудь или нет, ты сама начинала разговор; когда случалось что-нибудь плохое, ты рисовала совсем другую картину и заставляла меня поверить в то, что все было именно так, а на утро оказывалось, что мир изменился, подчинившись твоему желанию; когда передо мной стоял выбор, ты затевала спор, заставляя оценивать все плюсы и минусы имеющихся вариантов. Ты всегда помогала мне, была моей совестью, моим ангелом-хранителем. Но однажды ты сказала, что трудно судить о мире, в котором сам ни разу не был. Когда я пришел сюда в следующий раз – тебя здесь уже не было, только посреди леса начиналась дорога, которая обрывалась так же неожиданно и никуда не вела. Возможно, ты поверила, что эта дорога приведет тебя в мою реальность. Видимо, так оно и случилось, потому что иначе мы бы не встретились через несколько месяцев в реальном мире. Только ты меня не узнала.
Я слушала Серегу и что-то всплывало из глубин моей памяти, смешиваясь с отрывками снов и видений. Да, я действительно уже была здесь, была давно и достаточно долго, еще до нашего с Серегой знакомства. Знакомства в реальности, поправила я себя. Я помню эту степь; помню бешеную скачку на серой лошади, когда ветер не дает вдохнуть полной грудью; помню Серегу, совсем не такого, каким знаю его последние четыре года. Я только не могу вспомнить, как ушла отсюда, а может мне и не надо этого вспоминать – покой и тишина звали меня, неторопливое течение жизни, в которой все будет так, как захочу этого я, никаких неурядиц, проблем, никаких забот и тревог – разве не об этом я мечтала всегда? И Серега словно услышал мои мысли.
- Ты сумела вернуться. Оставайся, ты нужна мне.
- Сережа, а ты сам мог бы оставить реальный мир ради тишины и спокойствия своих снов? Ты мог бы оставить своих друзей, даже зная, что они тебя потом и не вспомнят? Ты мог бы отказаться от всего, что стало тебе близко и дорого? Иногда, конечно, хочется отдохнуть от суеты, сбежать от проблем, но это бывает иногда. Как бы ты поступил на моем месте?
Серега ничего не ответил, он все понял и так.
- Вставай, Серега, – я поднялась, расправляя затекшие плечи. – Сегодня степь опять наша.
Я коротко свистнула, как умела делать это только здесь. От леса отделилась серая тень и помчалась прямо ко мне. Серегин конь, пасшийся невдалеке от нас, поднял голову и радостно заржал. Моя верная серая лошадка ответила ему.
Мы мчались по степи, не отставая, но и не обгоняя друг друга. Ветер свистел в ушах, рвал волосы, не давал вздохнуть полной грудью. Все было как бывало прежде, казалось, что я никогда не уходила отсюда, не было тех лет, прожитых в реальности и перевернувших всю мою душу. В этом момент я была настолько счастлива, что даже не стеснялась плакать, но ветер срывал слезы с моих глаз, не давая им пролиться. Я повернулась к Сереге и он, заметив, тоже повернулся ко мне.
- Танюха, представляешь – я умею ездить верхом только здесь, во сне!
- Я знаю, Серега. Я тоже.


Яркий свет пробивался через закрытые веки и я попыталась отгородиться от него одеялом, но из-за этого движения только еще больше проснулась. Я перевернулась на другой бок, пытаясь вернуть сон, но в это время зазвонил будильник.
- Вот зараза, кто тебя придумал?! – Я попыталась дотянуться до края стола и чуть не упала с кровати. Пришлось выползать из-под одеяла и выключать злосчастный будильник.
Я села на пол перед кроватью. Что-то мне такое хорошее снилось, что-то про Серегу, кажется. Надо напрячься и вспомнить – очень не любила я хорошие сны забывать, ведь не так уж час-то они мне снятся. Эх, нет, уже не получится, слишком не вовремя это гад зазвонил – я с ненавистью посмотрела на будильник. Легкий сквозняк пробежал по ногам, по лицу. Я закрыла глаза. Ветер! Ветер, срывающий слезы, бьющий в лицо. Кони, летящие по степи, словно бы не касаясь земли. "Серега, я вспомнила!" – я улыбнулась, заново переживая те мгновения. Как здорово это было! Зазвонил телефон, возвращая меня с небес на землю.
- Алло.
- Здравствуйте, Таню можно?
- Да, я слушаю.
- Привет!
- Привет. А ты кто?
- Опять не узнала? – усмехнулись на том конце провода.
- Серега, ты что ли? Тебя так необычно хорошо слышно – вот и не признала с первого раза. Богатым будешь.
- Точно. Ну давай, рассказывай, как жизнь твоя, как дела?
- Да дела-то в порядке. Я вот только проснулась. Кстати, ты мне сегодня приснился.
- Правда? Ты мне тоже. И чего я в твоем сне делал?
- Мы с тобой по степи на конях скакали. Так здорово было! Ветер прямо в лицо, у коней будто крылья за спинами – вот-вот взлетят. Я такая счастливая была… только почему-то плакала, как будто вижу тебя в последний раз.
Я заново вспомнила свой сон и только потом поняла, что Серега молчит.
- Эй, Серега! Ты меня слышишь?
- Танюха, я умею ездить верхом только во сне.
И тут я вспомнила весь сон, с самого начала. Я медленно сползала по стене, из глаз текли слезы и не было ветра, чтобы высушить их.
- Я знаю, Серега. Я тоже.
  • нет
  • avatar erven
  • 0
  • 237

0 комментариев

Оставить комментарий