Урод

- Нос как у черта. Да больно спесив!
- Уродец! - о нем говорили.
По меркам людским он не был красив.
И люди его не любили.

Всегда был один, и в глаза не смотрел
Когда говорил. А как взглянет –
Всякий забудет, что раньше хотел,
Плюнет да черта помянет.

Он жил безымянным, не зная семьи.
Любил ли кого? Неизвестно.
Ночлег выбирал высоко от земли,
В горах или в кущах древесных.

Он не был красив по меркам людским.
Гнали его и корили.
Он был непохожим, он был не таким.
Но птицы его любили…

Кто-то, однажды заметив, сказал.
С усмешкой язвительно кинул:
- Чудной! Ты никак себе крылья достал
И спрятал украдкой за спину?

Что толку! Ты страшен! – Сам черт тебе брат.
Тобою детишек пугают!
С лицом как твое не возьмут даже в ад -
Гляди ж ты – о небе мечтает!

И так все смеялся обидчик его,
Казался веселым и смелым,
Урод же в ответ не сказал ничего
И лишь содрогнулся всем телом.

Он не был красив по меркам людским.
Гнали его и корили.
Он был непохожим, он был не таким.
Но птицы его любили…

А сутки спустя налетел ураган,
Дороги дымились от пыли.
Мимо прошел он, не тронув селян,
Но все перепуганы были.

И как успокоилось – все по домам:
Ни с кем ли беды не случилось?
Лишь одного нет ни тут и ни там.
Исчез он. Желание сбылось.

Урод-то пропал! – кто-то крикнул – и в смех.
Так уж его не любили,
Что гибель его – только радость для всех -
Пропал он, и вмиг позабыли.

Он не был красив по меркам людским.
Гнали его и корили.
Он был непохожим, он был не таким.
Но птицы его любили…

Он утром поднялся, взобрался на холм,
Взглянул на дома на прощанье,
И, выпустив крылья, взлетел он орлом,
Исчезло навек заклинанье.

Он был не как все - он был птицей рожден
С крылами, что тучи чернее.
Но пойман он был, а затем превращен,
Охраною став чародею.

Служил ему верно, но раз он исчез,
Напрасно собаки искали,
Сбежал рано утром к горам через лес,
А птицы ему помогали.

Он не был красив по меркам людским.
Гнали его и корили.
Он был непохожим, он был не таким.
Но птицы его любили…

В этой деревне насмешки терпя,
Искал он спасенья от плена.
Старел он как люди теперь, и себя
Он чувствовал скованным в стенах.

Но как-то почуял - колдун умирал,
Чары его все слабели,
Пленник его лишь о крыльях мечтал,
К небу все мысли летели.

Он рано утром взобрался на холм,
И понял – теперь на свободе!
И, как и мечтал, полетел он орлом.
Ураган память стер об уроде.

Он не был красив по меркам людским.
Гнали его и корили.
Он был непохожим, он был не таким.
Но птицы его любили…
  • нет
  • avatar lica
  • 0
  • 383

0 комментариев

Оставить комментарий