+1.04
Рейтинг
1.66
Сила

Леонид

Снежинки

Люди кругом, как снежинки,
падают вниз на землю,
кто-то тяжелой соринкой,
кто-то на крыше задержан.

Мокрый упал и растаял,
крепкий лежит и скрипит,
крайний сосулькой с мечами
солнечным утром грозит.

Все мы тут белые, с неба,
кратко кружим над водой;
длит индульгенцию снега
танец сердец ледяной.

Нет неслучайных объятий,
каждое
Читать дальше →

Аббат Фариа

Слишком много любви, любви
распущенной,
и в загоне козлы, козлы
не отпущены.

Нарисовано над головой, ой
небо синее,
и кто горд бородой, ой,
а кто выменем.

Но покуда еще жив Иф
с хитрым узником,
он бежит, обхитрив риф
без союзника.

Но уйдет даже тот, тот,
кто останется,
у чужих лежит мертв,
Читать дальше →

Афтардокет

Афтардокет, нетленномнитель,
смотрю на твой скульптурный стан,
он от целителей целитель,
он всем фантазиям обман.

Как испариться может тело,
когда из вечности пришло?
Пусть ты материю надела,
все на тебе прозрачное
Читать дальше →
  • нет

Обезьянник

У мартышки в зоопарке
личико хорошее,
и качается на палке
ее братик тощенький.

Как тарелку, зад красивый
вынес гордый бабуин;
на стене меняя спину
ищут блох в шерсти кузин.

Пестрый хвост лежит лемура,
без очков очкарика,
так одет, как будто дура
гнется с календарика.

Кто-то смотрит черной мордой
маленькими глазками,
беспокойный
Читать дальше →

Стикс

Туби иль не туби,
труби что не труби,
тут кажется:
что было — показалось;
иди иль не иди,
пряди что не пряди:
уж пряжа вяжется
с волокон старых.

И то, что дорого —
вода от творога,
но что-то хочется,
зачем-то грезится…
Ту тяжесть волоком
с угрюмым Кроносом
минуту в месяцы,
а миг в столетие.

Сыночек маменькин —
цветочек
Читать дальше →

Ню

Я пальцы гну,
рисую ню
некрасивого тела.
Сидит тетя Нина
с букетом крапивы
и красным коленом.

Внизу изгиб,
что борькин визг,
под трон рождественский,
и уголь-нож
надрежет ложь
усталых нежностей.

Лицо из газа,
и щелка глаза,
и ротик трещина.
Смотри, картина
не будет милой!
Здесь пишут клещами.

И боль, и старость,
и ум, и
Читать дальше →

Дверка

Несущественным женским,
незаметной обидой,
даже не самой, ее подвидом,
осевшей пенкой
на кофе венском.

Лицо с таблетку,
но та со шрамом,
а здесь под паром
в одежде в клетку
нашел монетку.

Еще недавно душа краснела,
не помидором
на ветке новым,
не чем-то спелым,
но все же с телом.

За гранью плоти
в норе безглазой
присел
Читать дальше →

Начальник

Я страшусь на земле не убийц,
не предателей и мучителя,
и не злом исковерканных лиц,
а заботливого руководителя.

Как же долго учили меня,
то командовать, то подать им чай.
Я напуган теперь навсегда
добротою и лаской начальника.

И давно все равно: кто там честен, иль вор;
под корытом, иль в море запрятано.
Что ужасней на свете, чем их
Читать дальше →

Лабиринт

Я хотел бы сдаться,
но никто не берет в плен,
это великой нации
страшно красивый удел.

В этом окопе невырытом,
все кроме надежды есть,
и все почему-то сироты,
и все уважают месть.

Сосед на соседа косится,
над глупым смеется дурак,
и к ломаной переносице
летит покрасневший кулак.

Распятое одиночество,
и рядом никто не висит,
и
Читать дальше →

Конфеточка

Унылые мировожатые,
с утра Геродота читавшие,
послали рукой не дрожащею
под пули бабульку горбатую.

Воюйте красиво, деточки,
солдатиком умно обученным,
чтоб каждому по конфеточке
досталось за душу загублену.

А так — ну такие жадные!
Одни лишь слова красивые;
с обеих сторон буржуазные.
За что умирать-то,
Читать дальше →