+1.04
Рейтинг
1.66
Сила

Леонид

Белая радуга

Белая ночь, радуга белая;
кто не боится уснуть,
белое тело и тело белое,
плоть, собирайся в путь.

По фонарям на воздушной подушке,
желтый фонарь, но он бел,
может быть с другом, а может с подружкой
в винный и хлебный отдел.

Там у Невы, в магазине вёсельном,
с белым как ночь продавцом
что-то мне в сердце попросится,
мы заночуем
Читать дальше →

Сфинкс

Царя царем в тени взрастил Полиб,
И, сфинкса угадав, на царство сел Эдип.

Не принесло то счастье счастья:
Знать зверя зев с закрытой пастью.

Друг против друга, в зеркале, по двое
Стоят теперь над невскою волною;

Чтоб только камень камень вопрошал,
И только камень камню
Читать дальше →

Осеннее

На бронзовой руке не тикают часы;
октябрь-медонос, леса заплыли медью,
в погонах замерли дорожные кусты,
и сыплют ордена высокие деревья…

Помогайте талантам

Я бездарность,
я сам пробьюсь,
не нуждаюсь ни в чей помощи;
пусть таланты танцуют грусть,
я тут старость,
и я тут молодость!

Мне плевать,
кто сидит за столом,
несвятых в этот чествуют праздничек.
Всё кустом у меня под окном,
мне ль не знать,
что такое: «Без разницы!»

Только друг,
мой несчастный и злой,
вызывает мое
Читать дальше →

Пешие сны

пешие сны
про в лесу лешего
про в полях рожь
нечего страшного
вспомнить нечего
скажешь соврешь

южные люди
со старыми ружьями
службу несут
в одежде барашковой
с бровями дружными
Москвы пастух

сухие губы
все раскупили
сошли за боль
как холст без краски
как в море синем
простая соль

млечная шаль
с неба с колечками
на плечи
Читать дальше →

Пятно

Шум, тишина тихая,
в сердце щенячий плач,
время смеяться натикало,
модно спокойно страдать.

Множеству это неможется,
оскорблено большинство:
фыркают с осторожностью,
скалятся не глубоко!

Слушают ровные шуточки,
чешут смешные места,
что-нибудь да получится,
пусть хоть кружочек
Читать дальше →

Туман

Свет электрический мешается с закатом,
все дышит вечером, готовится ко сну,
дым одевает мир, словно халат анатом,
и пред его ножом тела лежат по одному.

Ужель он не боится? Этот крик и молчаливый ужас,
эти стоны — полурожденных, недоживших, неживых.
Но слышно только — «Все готово. Ужин!» — для каннибалов видно молодых.

И нам не страшно.
Читать дальше →

Воспитание

Кует кукушка медный гвоздь,
а август звезды,
и в дверь вхожу, так льется кость
слезой подкожной.

Читал ребенок Отче наш,
чтоб после верить,
ну а сегодня просто страх
вошел к ним в двери.

И будет сон, как будет сон,
не вещий, но мятежный,
проснется утром под окном
уставший, нежный.

И спросит папу — Бога нет?
Есть только лето?
Мы
Читать дальше →

В углу

Под ветер вечер
присел, как пьяный,
и словно свечи,
безгрешны фары.

Я в этой церкви,
я в этом храме
провел все детство,
о том не зная.

Я видел море
в лесу глубоком,
где внемлет воле
парящий сокол.

Без знамя крестного,
без веры с раями,
сидел по-честному
в углу сарая
Читать дальше →

Ветер флагами украшен

Ветер флагами украшен.
Дует север. Холод. Ночь.
Лик иных прохожих страшен,
а другие, ну точь-в-точь,

мои прежние знакомцы,
мои юные друзья,
мои маленькие солнцы,…
только тень теперь видна.
  • нет
  • avatar Popov
  • 0
  • 215