+0.97
Рейтинг
0.27
Сила

Мазманян Валерий

Лечим душу

Когда-то я вернусь туда
/гудящих пчёл возьму, как свиту/,
где сны свои хранят ракиты
в овальном зеркале пруда.

Где облака волна качает
и небу не даёт уснуть,
а камыши, в воде по грудь,
до ночи ловят тени чаек.

Где вспомнится уже без слёз — судьбу не той я меркой мерил,
а василёк и русый клевер
ждут песен голубых стрекоз.

Господь
Читать дальше →

Манит пчёл кудрявый клевер

Манит пчёл кудрявый клевер,
одуванчик свято верит — седина его волос
от коротких летних гроз.

Руки нежные обнимут:
грозовые тучи — мимо,
капли чистой синевы — васильки среди травы.

Полем пьяным от росы
можно к небу, но босым,
пять минут — всего пути,
если под руку идти.

Скоро ляжет листьев медь,
а сейчас давай смотреть
в мир
Читать дальше →

Шмели гудели про июнь

В траву с плеча упала шаль
из пуха тополей,
от слов твоих «мне очень жаль»
душе ещё больней.

И вместо неуместной лжи — один безмолвный всхлип,
и пчёлам голову кружил
дурман цветущих лип.

И бабочки ловили сны
густой травы у ног,
а тень от бронзовой сосны — начало всех дорог.

Шмели гудели про июнь…
где разошлись следы,
там
Читать дальше →

Одуванчики красуются в соломенных огромных шляпах

Открой окно, постой на улице — с ума сведёт сирени запах,
а одуванчики красуются
в соломенных огромных шляпах.

Ночами стайка звёзд на крыше
так близко — дотянусь руками,
и лепестки двух белых вишен
сорвались с веток мотыльками.

Черёмуху в нарядном платье
целует ветер у ограды,
на разговоры время тратим,
а высказать всё можно
Читать дальше →

А верба ниточкой зелёной сшивает облаков лоскутья

Тянусь душой к глубинке русской,
где искорки синиц не гаснут,
и надевает трясогузка
для встреч с тобою чёрный галстук.

А верба ниточкой зелёной
сшивает облаков лоскутья,
где к синеве худые клёны
идут сквозь вьюги и распутье.

Где скинешь с рюкзаком и ложь,
и груз прожитых лет с плеча,
когда ладонью зачерпнёшь
живой водицы из
Читать дальше →

Росы напился подорожник

Вечерних теней паутину
сплёл у окна сирени куст,
ты на прощанье освятила
воспоминания и грусть.

Росы напился подорожник,
поднял зелёное крыло,
как часто мы неосторожно
губили что ещё цвело.

К утру цвет вишен лёг порошей
на одуванчиков огни,
ты словом помяни хорошим
незабываемые дни.

Ни серость будней, ни рутина
не властны над
Читать дальше →

Февраль притих и стал скучней

Февраль притих и стал скучней,
под шорохи ветров усни,
увидишь — в голубом ручье
клён моет чёрные ступни.

И время зря не торопи,
так было испокон веков — в весенних лужах воробьи
взбивают пену облаков.

Снег будет прятаться в тени…
а если голос станет глуше,
февраль за это не вини,
что где-то приморозил душу.

Пусть завтрашний
Читать дальше →
  • нет

Бабочки белые кружатся

Бабочки белые кружатся,
жизни — на пару минут,
оттепель, в сереньких лужицах
души их ищут приют.

В снах своих зимние вишни
лето увидят на миг,
двор охраняет притихший
толстый в поту снеговик.

Листья берёзы из меди
тихо звенят на ветру,
ива озябшая бредит — нежатся звёзды в пруду.

Завтра — мороз, гололедица,
ветками сшитая
Читать дальше →

Уходит бабье лето в память

Багряная утихла замять,
уходит бабье лето в память,
оставит жёлтые следы
на травах, у речной воды.

Лоскутным одеялом тени
укутал на ночь куст сирени,
цветные перья листопада
усыпали дорожки сада.

Берёза у ограды гнётся — летят в траву осколки солнца,
и облака накрыли ватой
порез осеннего заката.

Запомню нежность рук и слово…
а
Читать дальше →
  • нет

И ты не хмурь сегодня брови

Дожди, дожди — вдруг день погожий,
как радость вслед твоей тревоги,
и клён берёзе белокожей
бросает золото под ноги.

Из синей лужи голубь праздный
пьёт небо, пробуя на вкус,
и воробьёв галдящих дразнит
рябина ниткой красных бус.

Под солнцем гроздья облепихи
блестят каменьями венца,
и только то, что скажем тихо,
услышат и поймут
Читать дальше →
  • нет