+0.62
Рейтинг
0.52
Сила

Владимир Белозерский

cекстет сентенций

1

Не царевна и не игрушка,
то ль на Каме, а то ль на Эльбе
проживала одна лягушка
и мечтала подняться в небо.

Ей твердили: «Убавь-ка прыти,
и в помине такому не быть.
Нам, рождённым в болоте прыгать,
никогда не взлететь на небо!»

Но болото — кислее клюквы,
но сентенции – хуже рвоты…
Вот, она в журавлином клюве –
Читать дальше →

аctio immanens (хищные вещи )

У каждой стены и глаза есть, и уши —
я знаю, я чувствую, скажете — нет?
Мне стены назойливо пялятся в душу,
а уши готовы подслушать секрет.

И вещи враждебны ко мне без утайки —
их много вокруг, их большая семья.
Вот шелковый галстук на шее удавкой
обвился и замер, как будто змея.

На бога, на чёрта ли я уповаю?
Быть может,
Читать дальше →

К утреннему кофе

Проснулся. Утро. А значит, пофиг
обломок боли, вкус «Барбовала»
Присвистнул чайник — готовлю кофе,
давно себя мы не баловáли.

Взгляни в окошко, какая просинь! –
такое утро проспать зазорно.
Откинь подальше льняную простынь,
гляди, как ладно танцуют зёрна!

С плеча спадают на грудь бретели.
Ты так прекрасна в ночной рубашке.
Читать дальше →

Револьверные стихи

к Арсению Несмелову

1

Не то, что требуют дела,
Скорей причуда моды –
Он дремлет в ящике стола,
Гордясь бульдожьей мордой.

Тяжёл, но любит погулять
И скачет от отдачи,
Когда выходим пострелять
С приятелем на даче.

В душе – он лютый дикий зверь,
Но попусту не тронет
Шестизарядный револьвер,
Не пробовавший
Читать дальше →

к осени

Всё тревожнее сердце щемит по ночам,
Всё бесцельнее утра кровавая рань…
Лист, сорвавшийся, словно топор палача,
Отточил до зазубрин разящую грань.

Вот он молнией ринулся с дерева вниз,
Вот предательски спрятался в рыхлую тень…
Перед тем, как придумали свой механизм,
Листопад созерцали, месье Гильотен?

Лист сорвался, он просто
Читать дальше →