Иосиф

Жил парень в доме у отца.
Стучал вовсю на старших братьев.
И сны без края и конца
Всё толковал им без понятья.

Но сны, поверьте уж тому,
Не доставляли им покоя:
Мол, все поклонятся ему,
Представ пред ним, как пред судьбою.

Он нёс им радостную весть,
Слепя семью горящим взором,
Что суждено им землю есть,
С его смирившись приговором.

Но папа добрый дядя был,
Любил его, что было мочи.
И разноцветные добыл
Ему одежды между прочим.

Таких наделал парень дел,
Наполнив души спазмом боли,
Настолько всем он надоел,
Что братья крикнули:"Доколе!

Доколе будет этот тип
Над нами гадостно глумиться?
Хотим его предсмертный хрип
Услышать и возвеселиться!"

Не получилось. Караван
Шёл мимо в сказочные дали.
Иосиф продан был в туман
Судьбы. И в нём следы пропали.

Но извернулся паренёк,
Успешным ставши мажордомом.
И так он всё наладить смог,
Что жил, как в сказке у патрона.

Но накопилась и вина.
И снова небо за решёткой.
Но тут повязана жена...
Жена хозяина. И кротко

"Красивый мальчик" обретал
"Благоволенье пред очами"
Тюрьмы начальника. Не спал
Наверно тёмными ночами...

И постепенно в кулаке
Все оказались вдруг в темнице
В какой-то тягостной тоске
Там находящиеся лица.

А он держал, судил и сны
Всем растолковывал попутно.
И как-то в пламени весны
Его призвал правитель смутный.

Его смутил недавний сон
Про семь коров и семь колосьев.
И объяснить доступно он
Вдруг обратился с грустной просьбой.

Иосиф мудро предложил
Гешефт с процентом и откатом,
Всё доказал и разложил,
Сразив владыку блеском злата.

"В теченье урожайных лет
Накопим хлеба. Дальше будем,
Не признавая чуждых бед
Мы продавать запасы людям.

Зачем свободные тебе?
Они - причина всех уронов!
Пусть раб не мыслит о судьбе
Под грозным взглядом фараонов!

Как излечить их? Есть ответ.
Даю совет, хотя и молод.
Но лучше не было и нет
Врача, чем нищенство и голод.

Сначала деньги соберём.
Карманы вытряхнем до крохи.
И скот и земли заберём,
Оставив ИМ лишь плач да вздохи.

А там, как наломаем дров,
Сдерём,не думая о норме,
Процент с любого из РАБОВ
Хоть в самой извращённой форме!"

Так и пошло. Помчались дни
Централизации и плана.
Хозяйствовали так они,
Сжимая горло неустанно

Народу вольному. И вот
Пришли года голодной муки,
Когда земля не дарит плод,
И царство в бездне от разрухи.

И что поделать? Понесли...
Наделы, деньги, куры, дети
В казну пути свои нашли.
Ведь смерть - не булочка в пакете.

Но нужен некий контингент,
Чтоб сохранял богатства трона...
И в этот выигрышный момент
Под светлы очи фараона

Явилось десять мужиков,
Чтоб прикупить немного хлеба,
Таща на дне своих мешков
Кульки с деньгами (Слава небу!).

Пришли, уткнувшись носом в пыль,
По-рабски кланяясь вельможе,
Качаясь в страхе, как ковыль,
От перспектив словить по роже...

Но странный в золоте министр
К ним обратился с интересом,
Порасспросив "за скот", "за жизнь",
Пролез к ним в душу шустрым бесом.

Узнав детали от братков,
За шпионаж грозя им пыткой
И блеском вытертых оков,
Он обратился к ним с улыбкой:

"А почему не все здесь вы?
Где брат ваш младшенький, любимый.
За ним идите. Но увы
Один останется томимый."

Так и пошли, чтоб вновь назад,
Боясь, потея тошной миной,
Вернуться в пошлый маскарад,
Ведя с собой Вениамина.

Но провокаторский угар
В крови Иосифа горючей.
И младший братец чёрный дар
Унёс в мешке иглой колючей.

Догнали. Обыск и досмотр.
Позорной смерти перспектива.
Весьма, выходит, что недобр
Иосиф был. Но как красиво

Открылись юношества сны:
У ног и братья и папаша.
И чувство горькое вины
ИХ убивает. Дело ваше

О мести плохо говорить,
Но наслаждение весомо.
Вот тут-то, чтоб вконец добить,
Он и сказал упавшим слово...

И брат, вельможа и министр,
Блестящий выползень из грязи,
Пообещал их не винить,
Забыв о гнусном этом разе.

Но помнить и благодарить
Всегда отныне и до века
И вечной славою дарить
Одно лишь имя человека.

За это - сладостная жизнь
Без слёз, нужды, врагов злословных,
В довольстве прославляя высь
Его велений безусловно.

Так и пошло. Пасли стада,
Не обделив себя, конечно.
Промчались голод и беда
И всё так солнечно и вечно...

Вот так, войдя в ажиотаж,
Сосал все соки с оптимизмом
Довольно жуткий персонаж -
Предтеча эры ленинизма.

Но перейдён опять порог:
Ушли Иосиф с фараоном.
И протрубил тревожно рог,
Твердя о долге пред законом.

Нельзя ведь только отдыхать,
Подмяв ресурсы и резервы.
Пора как прочие, пахать,
Трепля свои и наши нервы.

Вот тут-то снова началось.
И опишу во всей красе я
О том, что именно стряслось
В период буйства Моисея.
  • нет
  • avatar sotnikovy
  • 0
  • 355

0 комментариев

Оставить комментарий