Выходят шляпник, брадобрей...

Выходят шляпник, брадобрей,
И постепенно, вслед за ними,
Танцуют тысячи теней
Лишь в им известной пантомиме.
Смиренно зрители следят
За той манерною игрою,
Лишь чьи-то руки теребят
Билет под чёрною парчою...
Спустя десяток номеров,
Когда за стенами светает,
На сцене, весел и безбров,
Летучий демон возникает.
Его ремесленный парад
Конец положит представленью,
И опустеет кресел ряд,
Омытый предрассветной тенью.
Теперь не время для Лилит,
Тусклы на занавесе краски,
И демон на крючке висит,
Отринув жалкие гримаски,
А шляпник, бешенный певец,
Чьи члены сладостно упруги,
Забыв и порох, и свинец,
Томится в ящике прислуги.
И посетитель их ночной,
Глаза вперявший на эстраду,
Сокрытый сонной пеленой,
Заводит трубные рулады;
Его дурманит не луна,
А крик точильщика призывный,
И блеск на солнце галуна,
И звуков хоровод приливный.
Не дрогнут жилками виски,
Надёжно сон его обуял:
Он не увидел требухи,
Он запах крови не почуял...
  • нет
  • avatar stalo
  • 0
  • 332

0 комментариев

Оставить комментарий