Юг

Что мне изысканность твоих рук, щек твоих нервная впалость;
мошки липнут к зажженной лампе, но это уже встречалось
в новых стансах к Августе, в подзабытом романе Пелевина.
Я интересен не больше, чем ты беременна.
Черный паук чуть пониже рта. В детстве, второго мая,
я из бумаги кроил фрегат. Режущий край ее загибая,
я понимал, что на самом-то деле крою журавлика.
В этом и заключалась моя гидравлика.
Запоминаю, как ты лежишь. Знать не хочу, на кого похожа.
Ночью память смещает жизнь, простыня заменяет кожу.
Море шумит и жара как днем. Мир начинается подоконником.
Даже канат между рук оказался тоненьким.
Ты с неосознанной прямотой делаешь несколько взмахов веером.
Нас разделяет лишь грань между ночью и вечером.
Мошки слипаются, и горят, и образуют на коже кашицу;
мы влюблены, или это нам только кажется.

  • нет
  • avatar stalo
  • 0
  • 376

0 комментариев

Оставить комментарий