Партизаны последнего времени. Глава2. Разговор к пиву на закуску

Он сидел в кафе и смотрел, как опускается пивная пена в узком и высоком стакане, стоящем на его столе на подносе. Занятие не хуже других. Ждешь, пока опустится пена, и о чем-нибудь думаешь. Выбор темы неограничен. Впрочем, думать необязательно. Можно сидеть просто так и наслаждаться вневременностью своего бытия. Время входит в тебя, проникает тебя насквозь и истекает с каждым лопнувшим пузырьком пены. Ты чувствуешь его ток, но так же пуст, как и мгновенье назад. Оно проходит сквозь, но не задевает тебя. Словно ты – русло, берега этого потока, желоб, по которому время стекает в мир.
Потом, конечно, придется выпить пиво, встать и уйти. Время ревниво, оно не может отпустить тебя слишком надолго. Часовая стрелка столкнет тебя с табурета, и ты будешь опять тонуть в его мутной воде. Да и вредно слишком долго предаваться безделью, - захочется подумать о вечности, а это – опасная мысль.
Павел начал пить пиво маленькими глотками, чтобы понять, стоит оно того или нет. Он еще не решил, есть ли в этом удовольствие или лучше закончить дело разом, как увидел Инну в центре маленькой группы, только что зашедшей в кафе. Инна скользнула взглядом по залу, и Павел приветственно замахал рукой. В группе зашептались, а может быть говорили и в голос, - со своего места Павел не слышал ни слова и лишь наблюдал за энергичной жестикуляцией одного из парней. Наконец, соглашение было достигнуто, компания разделилась – девушки направились к Павлу, а парни остались делать заказ.
- Здравствуй! – Инна смотрела на него своими карими глазами, и в них плясали лукавые огоньки. Она была слишком близко, и у Павла опять перехватило горло, пришлось покашлять, чтобы снова обрести способность производить звуки.
- Это - Юля, - представила она свою спутницу. – А это Павел.
Они церемонно раскланялись, но потом Иннина подружка не выдержала и прыснула. На ее пухлых щечках заиграли симпатичные ямочки. Смех был теплым и совсем не обидным. «Пусть дружат», - смилостивился Павел. Он получал удовольствие, тайно примеряя к себе права личного цензора. Эта власть, которой вверяется женщина, позволяя мужчине определять ее окружение и жизнь, что может быть слаще? – Ведь это знак, что отныне ты становишься центром ее вселенной. Когда-нибудь так и будет, но пока они только в начале пути.
- Надеюсь, сегодня ты не слишком спешишь?
Вопрос запоздал. Два груженых подноса опустились на стол, и кавалеров стало заметно больше. Церемония знакомства возобновилась.
- Это Толик.
- Анатолий, - мгновенно отреагировал Толик. Это был высокий худощавый субъект в очках с изящной оправой, при галстуке и костюме. Рыбий холодный взгляд, казалось, не выражал ничего, а может, так преломляли свет очки, надежно защищая от любой попытки заглянуть ему в душу.
- Юрик.
Рыжеватый детина, похоже, был не против подобного именования. Он закатал рукав рубахи так, что обнажилось плечо, и согнул руку в локте:
- Это ты видел?
Взбугрившиеся мышцы произвели на Павла серьезное впечатление. Вздумай он последовать примеру Юрика, результат был бы довольно жалким. Внутри что-то ёкнуло, но пусть это что-то так и остается внутри. Показывать слабину было нельзя.
- И что это значит?
- Это значит, что ты слишком близко подошел к Инне. Слишком близко и слишком быстро - всего за пару недель. – Юрик не спеша вернул рукав в исходное положение. Движения были мягкими, почти кошачьими, в высшей степени исполненные собственного достоинства, - так знаменитый профессор укладывает в портфель демонстрационные образцы и прочую чепуху после особенно удавшейся лекции.
- Мы хотим знать, кто ты такой, - встрял Анатолий.
- Я же Вам говорила. – Инна заметно волновалась. – Его зовут Павел, мы вместе учимся.
- Ага, вроде как вместе. Только познакомились всего две недели назад, - Анатолий победно сверкнул очками.
- Ну, не совсем вместе, - факультеты у нас разные.
- А ты сама о нем много знаешь?
- А что я должна знать?
- Ну, хотя бы из какой он семьи, кто его родители, на какие деньги живет.
- Вопросы слышал? – вполголоса спросил Юрик, нависая над их частью стола. Он смотрел на Павла исподлобья, не мигая, и взгляд его был тяжел.
Павел допил пиво и поставил пустой стакан прямо под носом у Юрика.
- Не знаю, с чего бы мне вздумалось на них отвечать…
- А ты отвечай, не думая, - более правдиво получится. Ну?
- Не нукай – не запряг.
- Дурак! – беззлобно заметил Юрик и откинулся на спинку стула. Над столом сразу стало просторно. – Я же для Инки стараюсь. Ты хочешь с ней встречаться или нет?
Подала голосок и Юлька:
- Представь себе, что ты это всё Инне рассказываешь. А мы при этом оказались случайно.
Павел взглянул на Инну. Она-то чего ждет от него? Что он полезет в драку? Или что примет предложенную ему почетную капитуляцию?
Наклонив голову, Инна размазывала по столу трубочкой от коктейля какую-то лужицу. Юлька оказалась настырной:
- Инна, тебе-то самой это интересно или нет?
- Да-да, - Павел удивился – у нее оказался взгляд затравленного зверька. Неужели она так за него переживает? – Павел, пожалуйста, ответь им – это действительно нужно. Они – хорошие ребята и не хотят тебе зла.
- А ты сама что хочешь услышать?
- О родителях, - подсказала Юлька, и Инна быстро-быстро кивнула, как бы подтверждая свое авторство на этот вопрос.
- Отец – менеджер в торговой фирме. Мама – архитектор. На жизнь хватает.
- Сидишь на родительской шее? – Анатолию, пожалуй, следовало дать в морду. Или как там – съездить по очкам, в его случае это звучит более правильно. Но, раз ответив, незачем лезть в бутылку.
- Когда мне нужны личные деньги, - Павел интонационно подчеркнул слово «личные», - я подрабатываю. Например, пишу тексты для одного из рекламных агентств.
- Дай сюда руку. – Павел повиновался команде, даже не осознавая, что он делает. Юрик поиграл пальцами на его запястье, нащупал пульс и снова скомандовал:
- Смотри мне в глаза. Кто такой Ротшильд?
- Довольно богатый мужчина.
- Как ты относишься к ФСБ?
- Там работают профессионалы, вам не чета.
Юрик отпустил руку.
- И? – поинтересовался Анатолий.
- Кто его знает… Надо его Масенке показать. У того нюх – он их нутром чует, что ли…
Юлька отодвинула стул и вылезла из-за стола:
- Вы как хотите, а я иду домой. Впрочем, хотелось бы рассчитывать на провожатых.
- Ладно, пойдем. – Юрик стукнул Павла в плечо: - Прощевай, брат. Еще увидимся.
Чуть помедлив, поднялся и Анатолий:
- Инна, ты остаешься?
- Я сегодня не сильно спешу. – У нее в глазах снова зажглись лукавые огоньки. И Павел почувствовал свое сердце. Оказывается, последние полчаса оно только и делало, что замирало, а теперь застучало часто-часто, и грудь затопило теплом.
  • нет
  • avatar strochki
  • 0
  • 224

0 комментариев

Оставить комментарий