Ужас

Ужас

Ночь. Темно. Страшные демоны витают вокруг меня и толкают со скалы, с которой отчаянно с громом, со взрывом, трескотнёй валятся камни. Что это? Вдруг лавиной на меня покатились камни; я бегу от них, задыхаясь, падая, царапая до крови ноги и руки; снова падаю и снова встаю, облизываю свои раны. Безмерно устала. Но огромная сила жизни
Читать дальше →

Гибель Акулины

Мы шли по Тихому океану. Но он совсем не «Тихоня», как можно подумать. Лёгкий бриз мог мгновенно перейти в затяжной муссон. Лазурь воды в этот период превращается в цвет каменного угля из шахты или застывшей лавы вулкана. Тогда волны Тихони дубасят с вдохновенным плеском по борту махины-корабля так, что это можно сравнить разве с журчащей весенней
Читать дальше →

Нашлись!

Блуд… Флуд… Лес… Глухая неуёмная тайга. Тундровые берёзки вроде бы маленькие, но всё равно из-за них ничего не видно. Глухая тишь — нигде не слышно ни катящихся по дороге серо-бурых автомобилей.
-Они только что были тут. Куда они делись? А, может, это я куда-то делась? Не докричаться… Никто меня здесь не услышит. Да и кому я нужна со своими
Читать дальше →

Ужас

Ночь. Темно. Страшные демоны витают вокруг меня и толкают со скалы, с которой отчаянно с громом, со взрывом, трескотнёй валятся камни. Что это? Вдруг лавиной на меня покатились камни; я бегу от них, задыхаясь, падая, царапая до крови ноги и руки; снова падаю и снова встаю, облизываю свои раны. Безмерно устала. Но огромная сила жизни заставляет меня
Читать дальше →

Про ёлку

Новый год без ёлки — не Новый год. Ёлку нужно достать обязательно. Желательно хорошую настоящую, на худой конец, можно использовать вместо ёлок и сосенку, и пихту. Всё это зависит от желания и симпатии к тому или другому дереву. Даже иной раз кому какую подфартит. Если совсем ничего не сможешь достать, то приходится заходить в магазины всякого рода
Читать дальше →

Белый Воротничок

ПОСВЯЩАЕТСЯ ВСЕМ ЛЮДЯМ ДОБРОЙ ВОЛИ, КОТОРЫЕ
ИМЕЮТ И ЛЮБЯТ СВОЕГО ДРУГА, КАКОЙ ЯВЛЯЕТСЯ СОБАКА.

ГЛАВА ПЕРВАЯ

ДОРОГА

Дорога тянулась серым серпантином по хвойному дремучему, с голубизной, лесу. Старенькая «Волга», прозванная «белочкой», укачивала, как зыбка, младенца. Тянуло ко сну. Собака спала покойно на заднем сидении. Глаза мои
Читать дальше →