[зоркий четыре]

*
а у россии
больше уже совсем
не осталось друзей
даже выдуманных
ни одного
мы больше
не в состоянии
завоевывать
их себе на уме
доверие
и покупать
их сотрудничать с нами
с развивающимися
и присоединять
неприсоединившихся
желтый сахар ром прозрачной
свободы туфли танкеры
роботроны фома и орвоклор
и крепкие сигареты
кожей зеленой краской
мы умираем молча
как высыхает
на солнце рыба
предавшие себя сами
себе самим

вонь от гниющей рыбы
напоминает мне детство
степь и азовский берег
после апрельских штормов
но всегда будут еще
и сильные ноябрьские
циклоны атлантические
воздушные массы
действуют на континенте

*
безбилетный
по службе в пятнах
подполковник милиции
лично осматривает
зрительный зал
заглядывает под кресла
высматривает опасности
по случаю приезда
накрашенной и разодетой
эстрадной звезды
певички как сказали бы
в недавнюю старину
она прибудет
в восемнадцать тридцать
в белом линкольне
взятом напрокат
одном на весь город

*
с глубокой резаной раной
с головой рассеченной на две
части теперь уже мертвый
дельфин вдруг выплывет
из-под латунного винта
и выброшенный на берег
станет тусклым
как шаровый сторожевик
выброшенный на берег
внезапным разоружением
в силу опыта безоружных

потом через двенадцать
лет в августе я нашел
в руинах рубки
гидрографического
судна онега
лоцию черного моря
и читал названия
знакомых мысов
со слезами
это такая
с детства
у меня
память

*
десять копеек в обмен
на две с половиной
тысячи лет
в пантикапейском музее
нас ждали мумии
и хрупкость стекла сосудов
для благовоний и штыковая
ржавчина перекопа и
отлетавшие на
героических головах
летные шлемы
пока я продавал
с детства родину
по рупь двадцать
и ты тоже
и пять копеек
на обратную дорогу

*
в тусклое зеркало узкое
я смотрелся часами
сжимая руками
остывшую чашку
с пыльным китайским чаем
разматывая монолог

*
на чем-то
устремленном
электрическом
на ночь глядя
на импортных
батарейках что ли
помчались поехали
на марганце и кислороде
не оглядываясь лихие
но там позади еще недолго
будут видны тусклые
оранжевые окошки
деревни русский язык
а дальше в поле
только гипсовый снег
и чужие бесы

*
на рынке у старьевщика
по цене четыреста рублей
в таких летал гагарин
и с браслетом
бери легко
летали и в браслетах
  • нет
  • avatar trishna
  • 0
  • 294

0 комментариев

Оставить комментарий