Бадминтон Под Снегопадом (проза)

В каждой группе имелось несколько человек со справками. В нашей 2-ой английской - я и Ольга. У неё, кажется, на самом деле было что-то серьезное, типа бронхиальной астмы. У меня же особых проблем со здоровьем не наблюдалось, если не считать "застарелого перелома ноги", как выражался наш физрук.

Я действительно сломала ногу. В пятом классе. Всё уже давно срослось, но я до сих пор продолжала наблюдаться в поликлинике, где мне продлевали и продлевали справку, потому что мой дядя был врач.

Всех нас, калеканов курса, на время уроков физкультуры объединяли в одну большую группу и отводили на площадку за зданием спортивного манежа, чтобы мы могли постучать об стену мячиком. Стена там была глухая, без окон, в самый раз.

А еще там росли молоденькие рябинки. Они торчали из сугробов, увешанные бордово-красными гроздьями, как будто кто-то выстрелил мелкой дробью в грудную клетку зимы и не промахнулся...

Обычно физрук отдавал команду построиться, потом проводил смотр, удалял тех, кто имел наглость явиться на занятие без сменки, причем некоторые были даже на каблуках, потом он уходил за спортивным инвентарем, а нам в это время полагалось разминаться.

Ну там пару-тройку кругов легким бегом.

Настолько легким, что некоторые на бегу выкуривали по сигарете, и это никак не отражалось на их самочувствии.

Потом появлялся физрук с фланелевым мешком. Ужасно забавный чел. В своей вязаной шапочке он был похож на одного актера, который играл в фильме про Высокого Блондина, с Пьером Ришаром в главной роли. По фильму его звали Морис и его жена всё время ему изменяла, а он никак не мог её застукать.

Физрук вытряхивал из мешка всякую всячину - мячи, скакалки, ракетки - свистел в свисток и отдавал команду приступать к спортивным играм.

Все почему-то сразу набрасывались на ракетки для бадминтона. Хватало не всем. Кому не хватило - занимали очередь. Кому хватило - подходили, опять же, к физруку за воланами.

Воланы он приносил в кармане. Они были старые и рваные, с потрепанным опереньем. Но некоторые попадались ничего.

Мы с Ольгой выбирали себе волан, отходили ото всех подальше, к маленьким рябинкам, и приступали к игре в бадминтон. Иногда, когда денек выдавался снежным, мы пытались себе представить, как это выглядит со стороны, и нам становилось смешно. От смеха мы начинали промахиваться и бить мимо воланчика.
Снежинки со свистом проносились сквозь сетку ракеток.

А попробуй тут по воланчику попади, если поднимаешь лицо кверху, чтобы уследить за траекторией его полета, а тебе в глаза - снежинки! Или снежины. Или снежинища.

В ту зиму, в декабре месяце, я очень любила одного... молодого человека, скажем так. Он вел у нас спецсеминар по стилистике. Высокий такой, худощавый, с модной бородкой, очень милый, немного неуклюжий, мечта любой девушки-филолога. У него была дурацкая манера привскидывать бровь, если ты немного опоздал и входишь в аудиторию после того, как началась пара.

Я очень его любила. ОЧЕНЬ.

Ну вот. В общем, я только хотела рассказать, как в особо снежные дни, когда крупные снегопадины разбивались о моё запрокинутое лицо, словно какие-то большие прохладные насекомые, я думала о том, что, размахивая ракеткой, тем самым как бы расчищаю себе путь к его любви. Глупо, да?

Я щурилась, смаргивала воду, натекавшую в глаза, сверху на меня летел воланчик, по которому нужно было попасть, так как это также являлось непременным условием счастливой завязки нашей с ним любви.

Каждый раз - третьей парой по понедельникам - на уроке физ-ры - я пробивалась к нему сквозь снег.

А он в это время сидел у себя на кафедре и готовился к семинару, потому что следующей парой у него были мы. А у нас - он.

Наверное, нужно было всё-таки дать ему понять, что я испытываю к нему такие чувства. Записку написать. Выяснить у лаборантов на кафедре номер его телефона...

ВДРУГ БЫ ОН ОТВЕТИЛ МНЕ ВЗАИМНОСТЬЮ ??....
  • нет
  • avatar tsaplya
  • 0
  • 235

0 комментариев

Оставить комментарий