СКАЗКА О ГРАФОМАНЕ И ЗОЛОТОМ КЛОНЕ

Здравствуйте, рубрика вечерние сказки для самых маленьких поэтов(от 5 до 7 дней регистрации на сайте) продолжает свою работу.
На одном поэтическом сайте жили ровно тридцать лет и три года старый графоман со своей старухой-графоманкой. Жили они бедно, без лайков и комментариев, а клонов, чтобы им помочь, у них не было. Графоман ловил удачу на разных конкурсах, а графоманка долгими вечерами плела интриги да заговоры. Вот как-то раз закинул старик в конкурс свой стих, и вернулся ему стих отклоненным. В другой конкурс закинул он стих, и вновь вернулся к нему стих с одним бесполезным комментарием — «сильно до мурашек». В третий раз кинул свой стих старик-графоман и поймал он, к своему удивлению, практически за руку клона с золотой рыбкой на аватаре.
Как взмолился клон человеческим голосом:
— Не стучи на меня админам, старче, отпусти обратно в конкурс, дорогой за себя дам откуп, поставлю тебе лайков сколько пожелаешь!
Удивился графоман, испугался: он закидывал свои стихи в конкурсы тридцать лет и три года и не слыхивал, чтоб клоны по-человечески разговаривали.
— Ничего от тебя мне не надобно, иди участвуй в конкурсе, чудо в перьях.
Отпустил он несчастного, а сам домой воротился да своей графоманке сообщение пишет, что мол так-то и так, дело чудное. А та ему в ответ:
— Дурачина ты, простофиля, поэт ты недоделанный, счастье упустил! На странице у нас стихи совсем без лайков и без комментариев много лет уже стоят. Воротись и застывь этого коня педального рейтинг мне поднять, чтобы в топе наверх мое имечко всплыло!
Вот подходит старик опять к конкурсу, видит — тот разыгрался, стихов в нем уже немеренно. Еле нашел золотого клона и давай перед ним раскланиваться:
— Смилуйся надо мной, совсем не дает мне вирши строчить старуха-графоманка! Подавай ей лайков на блюдечке да комментариев искренних!
Отвечает ему клон:
— Не печалься, ступай себе с богом. Сейчас народ подсуечу — будут тебе и лайки, и комментарии, и зототые звезды во всех местах.
Пришел домой старик, а его старуха-графоманка вся в лайках да в хвалебных комментариях, как мышь в сметане, лениво плавает и говорит:
— Всего-то теперь у меня в достатке, да вот беда — список избранных друзей прохудился, никто не добавляет. Иди к своему клону да попроси — пусть подправит!
Делать нечего, двинулся старик в путь, подходит к конкурсу — а тот кипит, возмущается, участники меж собой бранятся, кто о ком что думает, высказывают. А графоман, перекрикивая всех, клона подзывает:
— Старуха моя жалуется — мол, мало ее в избранные добавляют, помоги, золотой мой, любезный, подсоби!
— Не печалься, ступай себе с богом, будет твоя старуха в шоколаде.
Вернулся на страницу к подруге графоманке старик, а та выбегает к нему навстречу и пуще прежнего ругается: «Ах ты, старый пес! Не умеешь ты счастьем пользоваться! Выпросил мелочь и, чай, думаешь — дело сделал! Нет, ступай-ка опять к клону золотому, да скажи ему: не хочу я быть графоманкою, хочу быть критиком, чтоб меня добрые люди слушались, при встречах в пояс кланялись, стихи на оценку отдавали».
Пошел старик снова, а конкурс-то на дыбы стал: поэты друг другу гневные послания кидают, в черный список всех подряд добавляют! Говорит старик громким голосом:
— Клон, клон, стань ко мне аватаркой, а к конкурсу другм местом… действия.
Мелькнул в сообщениях аватар золотой рыбки. И послание пришло странное — буквы некоторые в нем на значки поменяны. Подумал графоман, что это, наверное, такой язык у клонов особенный — они же все-таки не люди, хоть и разговаривать умеют.
— Не дает мне старуха покою, совсем ополоумела: не хочет быть графоманкою, хочет быть критиком.
— Не печалься, не тужи, ступай домой с миром, не впервой мне старуху пиарить.
Воротился графоман, глядит — страницу старой графоманки не узнать: рейтинг неимоверный, статьи ее да эссе во всех конкусах победители, стихи к классикам приравниваются, критики в очереди стоят — благословения от старухи ждут, а сама новоиспеченный критик индюком ходит, на хвалебный отзыв о своей персоне критику пишет, послы с других сайтов аудиенции ждут, в жюри просят милостиво поучаствовать. А на задворках — свора свирепых пользователей на цепи сидит, на всех, кто слово не так скажет, гавкают, и народу прочего столько, что не пропихнуться.
Шлет старик своей старухе сообщение — мол, графоманочка моя, всем ли твоя душенька довольна? А она ему через час:
— Это кто там меня графоманкой называет? Меня, критика авторитетного!
И повелела добрым людям всем скопом навалиться да пройтись бульдозером интеллекта по поэзии бедного старика. Еле живехонек остался. После этого велит привести старуха дурака ентого и опять ему выговаривает:
— Не хочу быть критиком авторитетным, а хочу быть владычицей сайта! Чтобы админы у меня разрешения спрашивали, какой пост им зарубить, а все клоны реинкарнацией Пушкина меня величали.
Испугался старик, взмолился:
— Что ты, баба, белены объелась! Куда тебе Пушкиным-то? Может, лучше последовательницей французских символистов?
— Коли не пойдешь, в черный список поставлю и из избранных удалю!
Старик не осмелился перечить. Не дерзнул поперёк слова молвить. Вот идёт он на главную страницу. Видит, в конкурсе чёрная буря: поэты злобствуют, сердятся, результатами не доволны. Так и ходят, так воем и воют. А клона и след пропал. Пишет старик огромный пост красочный — мол, поэт есть такой замечательный, стихи его в душу глубоко запали, да вот контакта не оставил — помню только аватар с золотой рыбкой, помогите, люди добрые!
Присылает ему клон комментарий через некоторое время:
— Что тебе надобно, старче?
А старый графоман ему раз — и выложил всю подноготную.
Ничего не ответил клон с аватаркой золотой рыбки, лишь смайлик удивленный послал — и ушел в глубокие воды интернета.
Старик воротился назад, смотрит и глазам не верит: стоит одиноко страница графоманки, а сама старуха в дырявом верлибре запятые расставляет…
Попечалились вдвоем, покручинились — и начали они жить по-прежнему, скромно…

0 комментариев

Оставить комментарий