ПОПУТЧИКИ (продолжение)

В Томск, точнее, в городок под Томском, я приехал в командировку уже не в первый раз. В аэропорт прислали за мной машину, и часа через два, уже очень поздним вечером, я оказался у дверей давно знакомой четырёхэтажной гостиницы. Вошёл в холл и остановился у окошка администратора. За стеклом сидела незнакомая мне молодая женщина, от которой трудно было оторвать взгляд: такой некрасивой физиономии мне ещё не попадалось.
«Ну, прячо Баба Яга в молодости» - подумал я, но положение обязывало и я приветливо поздоровался.. Придётся знакомиться.. Шоколадка лежала в моём чемодане на самой поверхности. Но открыть чемодан я не успел.
– Мест нет, – сказала администраторша.
– Как нет? – вырвалось у меня. – Всегда были – и вдруг нет!
– Конференция. Понаехало народу. С Москвы, с Ленинграда. Уже на раскладушках спят.
– Так и я могу на раскладушке.
– И раскладушек больше нет.
– Так что же делать? Ведь поздно: скоро двенадцать. Что ж мне, в кресле здесь ночевать?
– Это как хотите. Я тут ничего сделать не могу. Вот в двенадцать сменщица придёт. Она поопытней, может, чего придумает. А я тут недавно работаю.
Я уселся в кресло и уже было задремал, когда дверь открылась и вошла моя старая знакомая – администратор Лиза. Ситуацию она поняла с первого взгляда.
– Здравствуйте! Что, Томка? Мест так и нет? – громко спросила она почти с порога. Затем, не дожидаясь ответа, подмигнув мне, вошла в конторку и о чём-то зашепталась с Тамарой, уже надевавшей свою меховую шапку. Шептались девушки долго, Лиза изредка повышала голос. Потом обе подошли ко мне.
– Её зовут Томка. Тамара, значит, – объявила Лиза. – И она вас поселит в своей квартире. Конференция надолго, и мест в гостинице не дождёшься. Если появятся, Томка вам скажет. О цене сами договоритесь. Пока.
Мы с Тамарой вышли из гостиницы и шли молча минут десять. Наконец я спросил:
– Ну, и почём?
Ответ был столь же короткий:
– Сколько дадите.
– А как с пропитанием?
– Завтрак и ужин можете готовить у меня на кухне. Продукты – в магазине.
– Ну, а жильё?
– Отдельная комната.
– Семья – большая?
– Одна я.
Я остановился и недоверчиво произнёс:
– Одна – и целая квартира?
– Не квартира, а дом, изба. Родительская ещё. Ей, поди, сто лет уже.
– А где ж родители?
– Нету. Отца в 41-м убили на фронте, а мать в том же году при родах моих умерла. С её матерью так же было. При первых же родах умерла бабушка. А дед, который дом ставил, тоже в войну не пришёл. В детский дом меня взяли, а дом под склад забрали. Когда паспорт получила, вернули мне хату.
Дальше до самого дома шли молча.
Изба имела вид неказистый, чувствовалось отсутствие мужской руки, но внутри было прибрано, чисто. Мне была отведена малюсенькая комната с узкой железной кроватью. Мы по-честному разделили шоколадку, выпив стакана по три чаю, и я отправился досыпать недобранное за последние сутки.
– Ключ возьмёте, который в замке. У меня другой есть, – сказала Тамара.
Утром я встал рано, поставил чайник. Тамара, видимо, ещё спала. Ключ торчал во входной двери. Взяв нужные бумаги, я вышел, запер дверь, положил ключ в карман и отправился на работу.
Домой я возвращался поздно, иногда заходя вечером в магазины и закупая кое-какие продукты. Хозяйка моя сутки дежурила в гостинице – двое была дома. По утрам я её почти не видел: либо она была на работе, либо отсыпалась. Вечером меня обычно приглашали к себе домой приятели – поиграть в бридж, которому они же меня обучили. Лишь пару раз за время моей командировки мы с хозяйкой почаёвничали вечерком, ведя немногословную беседу. Я сообщил ей о своём служебном и семейном положении, показал фото жены и дочери.
– Красивые, – сказала Тамара. – Про себя я вам всё в первый день рассказала. Мне уж давно за двадцать. Пора бы и замуж, да кто меня с такой рожей возьмёт?
Незаметно пробежали две недели. Билет на самолёт был у меня уже в кармане. Вечером я пришёл пораньше домой, на последнюю ночёвку. Рано утром от гостиницы уходил автобус в аэропорт. Надо было собраться и расплатиться с хозяйкой, которую уже больше суток не видел. Однако Тамары дома не было, хотя день у неё был нерабочий. Пришла она только через пару часов с доверху набитой продуктами сумкой.
– Завтра уезжаете, – сказала Тамара. – Надо бы отвальную устроить. Вот, пол-литра взяла. Не возражаете?
Я растерялся. На работе мы договорились с приятелями встретиться вечерком и посидеть, а тут Тамара с поллитровкой...
– Хорошо... – пробормотал я. – Только мне надо пойти позвонить по одному делу.
Я вышел из дома, по дороге к телефону оценивая ситуацию. Отказать Тамаре, которая меня приютила, да ещё пол-литра на свою мизерную зарплату купила, было нехорошо. Пришлось позвонить друзьям и сказать, что посиделки откладываются до следующего приезда.
К моему возвращению стол был уже накрыт. Тамара пила мало, так что почти всю поллитровку я принял на себя. Беседа наша шла не очень оживлённо. Мы сходу решили финансовый вопрос, а затем перешли к уничтожению водки и закуски. Через час меня потянуло в сон, я встал из-за стола, поблагодарил хозяйку (даже, кажется, поцеловал ей ручку) и отправился к себе. В сон провалился мгновенно.
Проснулся от ощущения тесноты и не сразу сообразил, что причина неудобства – кровать. Она была слишком узка для двоих.
– Тамара? Ты что? – сказал я в изумлении.
– Помолчи. Я тебе всё объясню.
Объяснения Тамары были долгими, путанными, и передать их теперь не берусь. В общем: она хотела ребёнка. Неважно от кого, хотя «лучше от хорошего человека». Она клялась, что не будет предъявлять никаких требований к отцу ребёнка и даже забудет думать о нём...
Встал я рано. Тамара из своей комнаты не вышла. Выпив чаю, я повертел в руках ключ. Открыл форточку, взял чемодан, вышел, запер дверь и ключ бросил в форточку. Шёл снег. В утреннем сумраке я перешёл через дорогу и оглянулся: сквозь снежную пелену в окне белело лицо.
(Окончание следует)
  • нет
  • avatar wlina
  • 0
  • 190

0 комментариев

Оставить комментарий