«Замочили» таджика...

«Замочили» таджики...- не пришлого...- брата,
кто им – кровный..., но вот – «откололся» — к неверным…
И суди..., не суди...- заключение их – свято,
средь разумностей чуждых, да к истинам скверным…
Не познаешь иного, иным, в нём, не ставши…
Средь иных, и иные бывают, невольно…
А поскольку иной, роль неверного взявши,
разыгрался, не в тему...- Так действуй, раздольно!
И не скажешь, с размахом...- Руси ль то, явление (? ),
коль убили за форму ( едва ли – за фразу… ),
а таджика не стало...- В одно лишь мгновение,
относительно жизни...- Ведь та ль – по Указу!?
Но нацмена, уж нет...- И цинизма ли, время,
объясняет причину..., резон не являя…
и собою, себя ж, словно алчное бремя,
замещает, в небрежности, смерть объявляя…
Ну, не стало его...- Заигрался ль, немножко?
Иль познал чуждой жизни, среду, с наслаждением...?
Иль его соблазнила Снегурки серёжка (? ),
лишь чуть-чуть перебравшей...- О, Русь, вожделением!
В общем, нет Человека...- Судьбина – не раса…
И всего лишь, немного...- забыть – неизбежность…
И, едва ли скандал, ведь погибелей – масса,
где нелепости, плавно, стекают в безбрежность…
И событием оным – к итогам обычным,
где страна – не страна, а Эпоха – не время,
что проблемность вершит, со призванием зычным:
«Бей, иного!», круша инородности племя!
И не важно – родной ли ( бишь, кровный ), по факту,
как по форме пришедшей...- К судьбе ль – отклонением?
Но, статистикой, к мёртвому телу, по Акту,
соразмерностью действий – ножи – откровением…
И ничтоже сумняшеся, как не к умату,
со степенностью, истых до правды, меньшинств,
восхвалять, через жертву свою ж, да под Дату,
прославление Веры, как тьмы, от бесчинств…
И скажи, не скажи...- Или некто укажет,
дабы Право, как Правда, являлась для многих,
чрез единство, в порыве, который обяжет,
признавать повседневность, к досаде убогих?
Да и душ ли полёт, через мысли, откатом,
где велений никчёмности – прошлого вехи,
кои в Исламе, словно бы в благость, над братом,
но, и ныне, камнями вершат, за «огрехи»?!
А посему: персонаж сей...- словно угроза,
вдруг, появившись, нарушил устои Страны,
в фанатизме привычек, где лютая Проза,
осуществила вину, но, увы, без вины…

Пояснение: Стих о таджике, которого зарезали
соотечественники, только за то, что оный переоделся в Деда Мороза…

0 комментариев

Оставить комментарий