Автопортрет

Я ковылял в ковыле
чугунных изгородей града.
В пруду стеклянного фасада
ходил на туфель корабле,
сказать точней катамаране.
И спал в кухОнной глухомани.

Я дикарем в декабре,
в пещерах метрополитена,
искал прекрасную Елену,
ее видал в календаре
в хитоне нынешнего кроя,
в песку рассыпавшейся Трои.

Я горевал на горе,
одной из тех, у стойки бара,
хребтом стоящих Кандагара.
На спорю, может в словаре
они и пишут, что Памира.
Там тара бряцала как лира.

Я семенил до семи
потов на рисовой бумаге,
да иероглифов коряги
под контрол шифт плюс до-ре-ми,
топил, как адмирал линкоры,
в кремнистой жиже монитора.

Я кобелем в кабале
своей собачьей власяницы
глодал злаченые ключицы
распятья в юном божоле
заката над собором града,
и шел на звезды снегопада,
как на искрящую руду,
свою мечту.

0 комментариев

Оставить комментарий